Чего стоит оптимизм Куантырова? Эксперты оценили влияние войны в Украине

Министр национальной экономики Алибек Куантыров еще на прошлой неделе высказался относительно последствий военного вторжения России в Украину. Тревожность казахстанцев глава ведомства совсем не разделяет. Он считает, что на протяжении последних восьми лет с тех пор, как в отношении России ввели санкции в результате крымских событий, в Казахстане граждане «нормально жили», просто теперь нужно искать новые экономические выгоды. Не сильно беспокоится Куантыров и при упоминании аварии на КТК. По его мнению, могут быть и альтернативные варианты транспортировки нефти. Во вторник, 29 марта, независимые эксперты представили свое видение ситуации на онлайн-дискуссии Expert Public Space.

Венера Касумова

  • 30.03.2022

В этом материале:

- Может сократиться объем добычи нефти

- «Это не наша нефть»

- Нарушение логистики и экспорт зерна

- Дороговизна продуктов. Нужно сначала сделать плохо

- Как казахстанцам сохранить сбережения?

 

Может сократиться объем добычи нефти

По оценкам специалистов, из-за аварии на трубопроводе КТК Казахстан может терять до 250 млрд тенге ежемесячно.  Экономический обозреватель Сергей Домнин сообщил, что по его информации, после шторма в Черном море, на терминале КТК северо-западнее Новороссийска, через который прокачивается до 54 миллионов тонн казахстанской нефти (примерно 80% всего экспорта), вышли из строя три выносных причальных устройства (ВПУ). Но сейчас в нормальном режиме работают только два. Третий ВПУ обещают отремонтировать за две-три недели. Но даже при оптимистичном сценарии развития событий стоит ждать серьезных проблем.  

- Если в эти сроки уложатся, то проблемы возникнут с апрельскими отгрузками — это сокращение экспорта от трех до пяти раз. Напомню, что каждый месяц примерно 5,5 млн тонн прокачивается через КТК и отправляется в Италию, Испанию, Францию и США. Рассматривать какие-то альтернативные схемы - перенаправить нефть по другим направлениям - вряд ли целесообразно, с учетом того, что 80% казахстанского экспорта «висит на одном гибком шланге». До этого висел на двух, если это какого-то приободряет. Поэтому пересматривать направления с учетом того, как у нас складывалась нефтетранспортная инфраструктура, на сегодняшний день, сложно.

Читайте также: Министр Аймагамбетов: Я вам позвоню!

Министр энергетики уже говорил, что только 16 млн тонн из 54 млн тонн мы можем куда-то переправить. Для этого хватает мощности, с остальным объемом сложно что-то сделать. Если ремонт затянется, придется серьезно сокращать объем добычи, - предупредил Сергей Домнин.

«Это не наша нефть»

Экономист Айдархан Кусаинов и финансовый консультант Расул Рысмамбетов смотрят на произошедшее более оптимистично. Они напомнили, что нефтяные доходы не идут напрямую в бюджет, а направляются в Национальный фонд, размер трансферта из фонда не зависит от поступлений.

- Это неприятная авария, но никаких больших угроз не несет. С точки зрения наполнения бюджета, внутренний фактор никак не повлияет, потому что у нас нефтяные доходы отделены от экономики через Нацфонд: сначала они поступают  в Нацфонд и уже потом в бюджет. Как был трансферт 2,5 трлн тенге, так и будет. Даже если в Нацфонд ничего не будет поступать, там есть деньги. Поэтому сколько реально поступит нефтяных денег в экономику, решает исключительно правительство, когда принимает решение об увеличении или уменьшении трансфертов. Хотел бы также оправдать политику Казахстана в отношении экспортных направлений. Я участвовал в переговорах нефтепровода «Баку-Тбилиси-Джейхан», по казахстанско-китайскому нефтепроводу и по иранскому нефтепроводу, и могу сделать вывод, что экспортная нефть Казахстана, те самые 80%,  - это в основном нефть Кашагана, Тенгиза и Карачаганака.

Читайте также: Мы не хотим бороться. Что было, пока Кульгинов встречался с Токаевым

С точки зрения экспортных направлений, такие  нефтедобывающие компании, как Шеврон и Карачаганак, идут своим путем. Государство готово было строить нефтепроводы, но нефтепереработчики сказали, что пойдут другим путем, где будут инвестировать и строить. То есть, экспортные маршруты прорабатывались не Казахстаном. Весь экспорт прописан под иностранных подрядчиков, которые сами эти трубопроводы строили. Поэтому все эти нефтяные проблемы не затрагивают нас. И никаких санкций по экспорту нефти в отношении Казахстана не будет, потому что это не наша нефть, это нефть нефтедобывающих компаний, и идет по соглашениям о разделе продукции, - выразил свое мнение Айдархан Кусаинов.

Финансовый консультант Расул Рысмамбетов согласился с точкой зрения Айдархана Кусаинова и подчеркнул, что в краткосрочной перспективе авария на КТК никак не повлияет на казахстанскую экономику, но зато может стать толчком для развития нефтехимической отрасли.

Сергей Домнин внес поправку и согласился с коллегами в том, что большая часть доходов от нефти поступает в Нацфонд, но есть экспортная таможенная пошлина от нефти, непосредственно направляемая в бюджет. И доля этих поступлений в доходной части бюджета составляет от 8 до 10%. Так что, по его мнению, прямые последствия влияния на экономику будут, но незначительные. С мнением Расула Рысмамбетова согласилась директор форсайтингового агентства Eximara Айман Турсынкан.

- В Казахстане из 80 млн тонн ежегодной добычи перерабатывается лишь 17% нефти на трех НПЗ, но у нас существует суммарная мощность 7 млн тонн на 24 мини-НПЗ, которые способны вырабатывать (ГСМ) в хорошем объеме и вырабатывать вплоть до евро-4. Это казахстанские технологии, которые позволяют перерабатывать нашу тяжелую нефть. Сейчас есть возможность за короткий период, не вводя мощности в эксплуатацию, нарастить, хотя бы к нашим полевым нуждам, достаточное количество солярки, потому что проблемы, возникшие вокруг ЕАЭС и санкций против России, сейчас ставят под большую угрозу наши посевные и уборочные кампании, - объяснила свою позицию Айман Турсынкан.

Нарушение логистики и экспорт зерна

По ее мнению, ситуация, сложившаяся в связи с военным вторжением России в Украину, привела к тому, что Казахстан потерял возможность переправки 4 млн тонн зерна через черноморские порты. Это отрицательно отразится на объемах экспорта.

- Что происходит на зерновом рынке: «выбита» посевная в Украине, перекрыт российский экспорт зерна. На саммите ЕАЭС бурно обсуждали вопрос о том, что антироссийские санкции не должны касаться рынка продовольствия, иначе голод грозит не только странам Азии, но также Африки и Европы.

Читайте также: Болатбек Блялов: Власть скрывает бедственное положение казахстанцев с инвалидностью

Представители Еврокомиссии тогда отмечали, что мобилизуют залежные земли на территории стран Восточной Европы для того, чтобы восполнить потерю продовольствия. Но это невозможно. Как пополнить больше 50 млн гектаров какими-то 4 миллионами гектаров, тем более залежей?.. Обработка залежей для любого агрария обойдется в 4 раза дороже, - отметила эксперт.

По ее словам, нарушение логистических отгрузок дешевым способом (морские и железнодорожные перевозки) ставит вопрос о внутреннем объеме переработке зерна. Сегодня, по данным эксперта, Казахстан получает прибыль максимум $120 за тонну, тогда как за переработанное зерно цифра может достигать $1200 за тонну. Тем более что сейчас задействовано только 30% производственных мощностей.

Дороговизна продуктов. Нужно сначала сделать плохо

- Для того, чтобы не видеть гиперинфляции, которая зашкаливает последние полгода, мы обязаны обеспечить заслон импорта готовой продовольственной продукцией, наращивая производство внутри страны. Для этого нужно пересмотреть систему финансирования как агропредприятий, так и перерабатывающих предприятий. Казахстанских мощностей, готовых принимать гораздо больше продукции, хватит. Сейчас задействовано менее 30% мощностей. Из-за безграмотной политики Нацбанка и серьезных провалов в сфере доступа к источникам финансирования у аграриев уровень дефолтных проектов в этом секторе очень высокий, не смотря на гигантские ассигнования в виде субсидий, - сказала  Айман Турсынкан

По данным Счетного комитета, более 50% жителей страны, фактически больше половины доходов тратят на еду. Айдархан Кусаинов объяснил, с чем это связано.

- Я описал эту проблему еще семь лет назад, когда предлагал изменять экономическую политику страны. То, что у нас сегодня больше 50% дохода тратится на еду, это как раз проблема того самого «порочного круга». Мы пытаемся сделать товары дешевыми внутри страны, а когда низкие  цены внутри страны, то перерабатывать и производить становится невыгодным, ведь импортные товары дешевле, чем отечественные. А если переработка внутри не выгодна, то сокращаются перерабатывающие производства, сотрудники теряют рабочие места, их доходы падают, население беднеет. И государство в этом случае будет вынуждено раздавать еду бесплатно.

В этом случае люди не работают вообще, денег у них тоже нет, а значит, экономическая модель заканчивается. Поэтому нужно поставить нормальные рыночные цены, чтобы производить для внутреннего рынка было прибыльно. А чем прибыльнее бизнес,тем больше зарплата, и тем, соответственно, лучше живется. Поэтому если работать в краткосрочной перспективе, то все производственники, те же аграрии, пойдут на экспорт, и внутренняя цена вырастет. Этого не нужно допустить. Когда мы не смотрим на принципиальный момент формирования цен, то играем в короткую игру сиюминутных решений. Нужно сделать сначала плохо, чтобы потом было хорошо, - отметил Айдархан Кусаинов.

Членство в ЕАЭС может стать выгодным  

Эксперты сошлись во мнении, что на фоне сложившейся ситуации Казахстану не стоит искать возможности для выхода из Евразийского экономического союза. Расул Рысмамбетов считает, что Казахстан на наложенных санкциях, при правильной политике правительства, может даже заработать.

- Лично я против эмоциональных выходов и заходов. Мы на эмоциях и ожиданиях вошли в состав ЕАЭС, тогда не получилось проговорить свою торговую позицию, и для нас были не очень выгодные условия. Но выходить оттуда на эмоциях крайне неправильно. Правительство должно посчитать, как мы из-за санкций можем заработать. Не на войне, а из-за санкций. И это не кустанайские устрицы или павлодарские креветки, а гуманитарное сотрудничество - лекарства, пищевая промышленность и тд. Мы соседи, и должны договориться, как нам торговать. Просто надо передоговориться по некоторым позициям и заново все просчитать. Когда пишут, что ЕАЭС - экономический ГУЛАГ, я не согласен. Да, некоторые позиции были невыгодны, но сейчас надо определить, что нам выгодно. Это нормально, потому что условия изменились. Мы должны перекручивать ситуацию в свою пользу, ведь торговлю никто не остановит, и взаимные инвестиции никто не остановит, - сказал Расул Рысмамбетов.

Его мнение дополнил экономист Касымхан Каппаров. Он считает, что Казахстан, при хорошем сценарии, может получать достаточно ощутимую пользу от пребывания в ЕАЭС.  

- Союз может позволить Казахстану в режиме санкций обеспечивать отношения большой закрытой экономики России с внешним миром, но в таком сценарии Казахстан должен брать на себя роль малой открытой экономики. Понятно, что все основные товары будут высасываться российской экономикой, но при этом  у нас должен быть открыт вход для импорта этих товаров, должно быть достаточно валюты для обеспечения торгового коридора, и здесь все зависит от политического решения - какую позицию мы выберем: консервативную модель закрытия экспорта, сбережения валюты и сбор золота с населения, либо открытую экономическую модель, в которой будем выполняем роль буфера между закрытой российской экономикой и мировой экономикой, - сказал он.

Айман Турсынкан предупредила, что в этом вопросе важно быть осмотрительными и иметь ввиду, что США грозят санкциями тем, кто помогает России обходить их меры экономического воздействия.

- Выходить из ЕАЭС не нужно, но с учетом санкций придется переориентироваться на другие торгово-экономические региональные союзы, двигаться на юг, восток, что не противоречит соглашениям с ЕАЭС и ВТО. По соглашениям ВТО все исключения, которые у нас действовали  в рамках включения в ВТО, без учета нарушений положений по торговле между участниками ЕАЭС в 2020 году истекли. То есть, нам что-то надо будет с этим делать, в любом случае. У нашего правительства есть жесткие обязательства по международным подписанным соглашениям. Есть документы, прямо противоречащие друг другу в рамках соглашений ЕАЭС и в рамках соглашений ВТО. И те, и другие имеют равную силу для Казахстана, поэтому здесь просто идет разделение торговой политики по определенным группам товаров на определенные рынки, и, возможно, нам в каких-то местах придется использовать заградительные пошлины того же самого переработанного продукта с территории РФ для того, чтобы поддержать отечественных товаропроизводителей.

Надо выравнивать цены между импортом и внутренним производством. С другой стороны, даже в рамках ВТО, у нас есть исключения, на которые можно опираться при торговле социально значимыми товарами, стратегическими видами товаров. Поэтому, я думаю, вопрос выходить из ЕАЭС или нет, не так радикален. Но с учетом сложившихся транспортных коридоров нам в любом случае придется переориентироваться на многие другие торгово-экономические региональные союзы, - подчеркнула Айман Турсынкан.

Как казахстанцам сохранить сбережения?

По мнению Айман Турсынкан, рядовым казахстанцам нужно вкладывать в недвижимость и землю, а бизнесменам в цеха и импортозамещение. Эксперт считает, что можно также инвестировать в материальные активы и, если сумма большая, рассчитывать на металлические счета - золото.

Касымхан Каппаров, усомнился в надежности инвестирования в земельные участки и в аргументе Турсынкан о том, что «землю никто не отберет». Он отметил, что в Казахстане все будет дорожать в тенге и дешеветь в долларах. По его мнению, активы в недвижимости в долларовом эквиваленте будут дешеветь, золото - тоже не лучший вариант, ведь государство периодически его экспроприирует. Поэтому Каппаров посоветовал казахстанцам инвестировать в себя и детей, чтобы приобрести навыки желательно удаленной работы.

Сергей Домнин тоже считает, что важно вкладываться в нематериальные активы, неисчерпаемые в пределах человеческой жизни - это здоровье, интеллект, знание английского языка, навыки работы, в том числе удаленной.

 

Источник фото: Kapital.kz

 

 

Байланысты жаналықтар

Экономические проблемы Казахстана, России и Украины подогревают спрос на жилье в Турции

08.05.2022

Нами прикрываются: Жанна Нурсеитова о плане застройки Алматы

21.09.2022

Димаш Альжанов: В обществе остался запрос на выборность акимов

17.03.2022

МНЭ: Казахстан не будет пересматривать торговые взаимоотношения с Россией

14.04.2022

Почему в Алматы вместо деревьев растут дома

24.08.2022

Казахстанцам солгали о бесплатном обучении 128 тысяч учеников в частных школах

04.03.2022
MalimBlocks
Экономические проблемы Казахстана, России и Украины подогревают спрос на жилье в Турции

После ухода Назарбаева казахстанцы покупали «запасной аэродром» в Турции, а после январских событий на него приземлились

Нами прикрываются: Жанна Нурсеитова о плане застройки Алматы

Недавно в алматинском маслихате презентовали «Программу развития города Алматы до 2025 года и среднесрочные перспективы до 2030 года». Однако некоторые общественники, ранее входившие в рабочую группу, выразили недовольство результатом опубликованного документа в части, касаемой застройки города. Активистка Алматы Жанна Нурсеитова рассказала, как шло обсуждение.

Димаш Альжанов: В обществе остался запрос на выборность акимов

Сигнал от общества о необходимости политических перемен в Казахстане прозвучал слишком громко. Гражданам надоела императивная модель управления государством, когда власть не обращает внимания на их голоса. Даже после январского кровопролития на митинге в Алматы люди требовали ввести выборность акимов областей и городов республиканского значения. О том, почему Казахстан идет по иному пути, мы поговорили с политологом Димашем Альжановым.

МНЭ: Казахстан не будет пересматривать торговые взаимоотношения с Россией

Казахстан не планирует пересматривать торговые отношения с Россией в рамках Евразийского экономического союза, сообщил министр национальной экономики Алибек Куантыров сегодня на брифинге в СЦК.

Почему в Алматы вместо деревьев растут дома

Недавно аким Алматы Ерболат Досаев пообещал жителям высадить в этом году 500 тыс. деревьев. Звучит многообещающе и, наверное, заманчиво для тех, кто занят освоением государственных денег. В прошлом году, например, озеленение города обошлось налогоплательщикам в 12 млрд тенге! Но польза от этого, если она есть, горожанам не очень заметна. Алматы страдает из-за точечной застройки, благодаря которой теряет драгоценный зеленый массив. Компенсационная высадка деревьев, по словам экспертов, восполнять ущерб не помогает.

Казахстанцам солгали о бесплатном обучении 128 тысяч учеников в частных школах

Недавно министр образования и науки Асхат Аймагамбетов похвастался своим подписчикам в Facebook, что каждый день получает от граждан до двух сотен обращений