Инвалидность не мешает работать в школе. Учитель из Алматы делится опытом

Молодая учительница Акбота Онгарова из Алматы - единственный педагог с инвалидностью в школе №204. Обучение на дому не помешало ей получить высшее образование, как и ревматоидный полиартрит не мешает преподавать английский язык и радоваться успехам своих учеников.

Айслу Асан

  • 31.08.2023

Акбота, как вы пришли в педагогику?

- В университет я поступила не сразу после окончания общеобразовательной школы. В 12 лет мне поставили диагноз, и с 6-го по 11-ый класс я обучалась на дому. В те годы, в 2000-е, нужные мне препараты государство не выдавало бесплатно, поэтому в тот период у меня здоровье было намного слабее, чем сейчас. После окончания общеобразовательной школы я отучилась четыре года в художественной школе имени Кастеева. Пару лет участвовала в выставках, продавала картины на аукционах. После поняла, что искусство, живопись в Казахстане не приносят доход. Хотелось чего-нибудь серьезного.

Мне всегда хорошо давались языки. Я на литературном уровне владею родным языком, русским владею. И я вдруг подумала, хотя мне на тот момент было уже 25 лет, что нужно получить высшее образование и стать преподавателем английского. Год я готовилась к КТА (экзамен для выпускников колледжей, поступающих не по смежным специальностям – Ред.) Я хотела именно преподавать, работать в школе, поэтому выбрала профессию учителя без колебаний.

А как ваши близкие отнеслись к решению работать?

- Я единственный ребенок в семье, живу с мамой. Она прекрасно отнеслась к моему решению. Мама очень хотела, чтобы я работала именно в государственной школе, чтобы у меня был коллектив, чтобы я общалась, вносила свой вклад в развитие общества. Мое преподавание началось еще задолго до получения степени бакалавра - на третьем курсе преподавала английский онлайн в образовательном центре по подготовке к поступлению в НИШ (ред. Назарбаев интеллектуальные школы).

Помните ваш первый день в школе?

- В первый раз я пришла в школу во время практики в университете. Было некое облегчение от того, что четыре года учебы позади. Но до этого был момент, когда меня вроде как не хотели брать на практику в школу в Алматы. Обычно же вуз распределяет практикантов, а тут мне из университета позвонили и говорят: “Акбота, ты можешь где-то поближе к своему району сама найти школу?” Намекнули, что дети и школа – это сложно. Я сказала: “Моя инвалидность не будет влиять на качество образования, которое я буду давать детям. Тем более у меня опыт есть”. Меня все же пристроили в одну школу, и там меня очень хорошо приняли.

Как дети воспринимают ваши особенности? Говорите ли вы с ними на темы инвалидности, инклюзии?

- Моя инвалидность заметна - кисти рук сильно деформированы. Я сама себе голову помыть не могу, в резинку волосы собрать. Когда нужно написать число на доске, я прошу учеников, так как у меня до самого края доски не достает рука - плечевые суставы не позволяют. Ученики спокойно реагируют на мои просьбы о помощи.

В государственной школе я не чувствую необходимости говорить об инвалидности - спроса от детей нет. Был как-то вопрос от мальчика на перемене: «А что у Вас с руками?» Я объяснила, что это из-за заболевания. Его любопытство буквально минуту продлилось, так как это перемена. Я преподаю в старших классах - они все уже взрослые ребята. Но если будут вопросы, я точно не буду уходить от ответа. А так, реакция детей самая обычная, такая же, как дети принимают любого новенького учителя.

Были ли сложные моменты при трудоустройстве?

- Я социально активна, помимо школы работаю в социальной организации Ten Qogam в Алатауском районе. Я показываю через соцсети, что это люди с разной инвалидностью, что мы ходим на концерты, я им преподаю английский. Возможно, так мои коллеги узнают об этой стороне моей общественной жизни.

Пока я - единственный учитель с инвалидностью в этой школе. Когда я устраивалась, у меня был период обострение болезни - бывает один-два раза в год. Я приходила в школу на коляске. Но никаких вопросов не было. Я даже больше скажу: когда я искала работу, помимо этой школы мне еще от двух школ пришло приглашение на собеседование. Я через конкурс прошла, как и все мои коллеги. Просто у меня был релевантный опыт и рекомендательное письмо от организации, где я готовила учеников в НИШ. Инвалидность свою в резюме указывала, но работодателей это не смутило.

Коллектив пошел мне на встречу. Я медленно поднимаюсь по этажам, и когда 5-минутная перемена, никак не успеть быстро-быстро из кабинета в кабинет прийти. Коллеги это учли и дали возможность преподавать только на первом этаже, ученики сами приходят ко мне. Наша школа новая, пандусы есть - ученица, которая на коляске, приходит на уроки и тоже без проблем передвигается.

Что самое сложное в вашей работе?

- Сложно, когда ученики хотят быстрых результатов. Они часто сравнивают себя с другими учениками и спрашивают: «Почему у нее такая оценка, а у меня такая?» Объясняю, что сравнивать лучше себя с самим собой - с тем, каким ты был вчера, и каким становишься сейчас. Я в этом году даже на больничный зимой не выходила. Видимо от радости, что я работаю, даже не простудилась.

А что еще нужно, чтобы учителям с инвалидностью было комфортнее работать, чтобы школы стали еще инклюзивнее?

- Я поняла, что школам нужны специалисты по сурдопереводу, чтобы работать с детьми с проблемами слуха. Очень важно сейчас готовить кадры среди учителей без инвалидности. В Казахстане таких специалистов мало. Я бы и сама освоила жестовый язык, но у меня пальцы деформированы. В целом могу сказать, что сейчас спрос на вакансии в школах вырос сильно. Этого не было пять лет назад, когда я только поступала на бакалавриат.

Какими достижениями вы гордитесь?

- Я не только преподаю английский, но и участвую с учениками в разных конкурсах - читаем стихи, рисуем. Мои ученики занимали вторые места на школьной олимпиаде. Не так давно один из учеников сказал мне: “С тех пор, как вы начали преподавать, я начал строить предложения на английском”. Конечно, меня радуют такие признания. Успехи детей – лучшая мотивация оставаться работать в школе.

Иллюстративное фото: аcademy.prosv.ru

Байланысты жаналықтар

Льготы для людей с инвалидностью в Казахстане

23.10.2023

Бесплатно не положено? Что люди с  инвалидностью должны знать о льготах 

23.10.2023

За инклюзию и равные права нужно бороться – эксперт

22.10.2023

«Где Ажар Гиният?» Люди с инвалидностью устроили скандал в Астане

11.09.2023

Реабилитолог Данияр Болатов: Бывает, что устаешь

21.08.2023

Язык без статуса, или почему ущемляют неслышащих казахстанцев

23.05.2023
MalimBlocks
Льготы для людей с инвалидностью в Казахстане

Материал представлен Министерством труда и социальной защиты населения

Бесплатно не положено? Что люди с  инвалидностью должны знать о льготах 

Ежегодно правительство тратит колоссальные средства на бесплатные социальные услуги. Но много ли граждан ими пользуются? Наш автор Айслу Асан разобралась, на что могут рассчитывать люди с инвалидностью. 

За инклюзию и равные права нужно бороться – эксперт

Вопросы инклюзии, активного участия граждан с инвалидностью в общественной жизни в последние годы все больше актуализируются в Казахстане. Люди с инвалидностью теперь работают не только в гражданском, государственном секторах, коммерческой сфере, но и представлены в парламенте. Однако говорить о решении накопившихся проблем инклюзии еще рано, говорит эксперт Айжан Мукатаева.

«Где Ажар Гиният?» Люди с инвалидностью устроили скандал в Астане

Группа граждан с инвалидностью устроили скандал в Доме министерств в понедельник, 11 сентября. Несколько человек прервали рабочее совещание сотрудников Минздрава и потребовали, чтобы к ним вышла глава ведомства Ажар Гиният.

Реабилитолог Данияр Болатов: Бывает, что устаешь

Реабилитолог Данияр Болатов из Семея, словно фокусник управляется с детьми на тренировочном коврике: кому-то подтягивает мышцы, кого-то учит держать голову или стоять на перекладине, а кого-то и вовсе отпускает, чтобы увидеть первые шаги. Наблюдая за его работой, невозможно не быть сентиментальным – слезы благодарности за труд, сравнимый с волшебством, наполняются в глазах каждого, кто раньше не знал, какого работать с детьми с инвалидностью. С Данияром мы поговорили о его профессии, взглядах на реабилитацию в Казахстане и о том, как ему удалось в буквальном смысле поставить на ноги почти три сотни детей.

Язык без статуса, или почему ущемляют неслышащих казахстанцев

Сурдопереводчиков на одном из телеканалов в Шымкенте уличили в ложном переводе. Это редкий случай, когда общество обратило внимание на факты ущемления прав неслышащих граждан и потребовало от виновных объяснений. Наш автор Айслу Асан разбиралась, почему даже при колоссальных государственных тратах на сурдоперевод качество услуг далеко от идеала.