Реабилитолог Данияр Болатов: Бывает, что устаешь

Реабилитолог Данияр Болатов из Семея, словно фокусник управляется с детьми на тренировочном коврике: кому-то подтягивает мышцы, кого-то учит держать голову или стоять на перекладине, а кого-то и вовсе отпускает, чтобы увидеть первые шаги. Наблюдая за его работой, невозможно не быть сентиментальным – слезы благодарности за труд, сравнимый с волшебством, наполняются в глазах каждого, кто раньше не знал, какого работать с детьми с инвалидностью. С Данияром мы поговорили о его профессии, взглядах на реабилитацию в Казахстане и о том, как ему удалось в буквальном смысле поставить на ноги почти три сотни детей.

Айслу Асан

  • 21.08.2023

Данияр, как вы пришли в свою профессию?

- Я в школьные годы профессионально занимался спортом и получал травмы. Последняя травма меня сильно подшатала – травмировал коленный сустав и очень долгое время находился в гипсе. После долго ходил с тростью, потому что нога полноценно не сгибалась и не разгибалась - была контрактура. Тогда о лечебной физкультуре я ничего не знал. У меня был страх, что ногу нет удастся вылечить. Я начал читать в интернете о методах разработки связок, стал самостоятельно заниматься лечебной физкультурой, тогда и заинтересовался профессией реабилитолога. Но во время учебы профессия разонравилась - ЛФК была еще не очень развита у нас. Например, тогда полный комплекс реабилитации при сколиозе состоял из упражнений с гимнастической палкой - вдох-выдох и курс массажа.

Читайте также: Школьниц в платках снова не допускают к учебе в Казахстане

Как-то раз я увидел ролик, как в реабилитационном центре за рубежом занимаются с детьми и решил научиться работать так же. Вообще, я очень люблю детей. Когда ко мне приводят ребенка, я будто в азарт вхожу, чтобы поскорее его восстановить. Стараюсь брать более «тяжелых» детей, потому что им нельзя терять время: чем раньше начата реабилитация, тем больше шансов на полноценное восстановление.

Что стало для вас открытием за годы работы?

- Я заметил, что у детей с инвалидностью мышление по-особенному развито. Они мыслят, как взрослый человек. Было такое, что во время занятия шестилетняя девочка начала плакать, мы делали с ней приседания. Я спросил: “Тебе больно?”. Она говорит: “Нет”. И дальше делает упражнение, и снова плачет. «Тогда почему ты плачешь?» - спросил я. Она говорит: «Просто тяжело, но я потерплю, потому что я буду после этого ходить». Меня вот такие моменты в детях часто удивляют.

У вас 30 тысяч подписчиков в Инстаграм. Почему люди идут к вам?

- Наверное, потому что сейчас мало кто работает на результат, а у меня динамика всегда есть за 10 занятий. На данный момент я добавляю в свои занятия методику Cuevas Medek Exercises (основана на генетической предрасположенности человека стоять и ходить вертикально – Ред.). Она набрала обороты во всем мире. Но у меня и лечебная физкультура неплохие результаты дает. А еще у меня одно занятие стоит не меньше пяти тысяч и не больше восьми тысяч. Это доступно, можно попробовать. Полный курс обязательно покажет динамику. 

А что с бесплатной реабилитацией от государства? Какие там проблемы?

- Я раньше работал в частной клинике и ушел из нее, когда она вышла на госзаказ. Начали выделять деньги из государства - пошел поток. Дети получали комплекс бесплатно, но ребенок ко мне попадал только два раза в год, хотя для результата интенсивность должна быть, и ребенок, месяц отдохнув, должен продолжить курс. Я увидел, как у меня упала динамика. Если в год я выпускал 10 детей, на ноги ставил, и дальше уже других детей принимал, то какой-то год только трое или четверо на ноги вставали. Я решил, что чем работать на поток, лучше заняться более серьезной работой. Сейчас я занимаюсь саморазвитием, все время обучаюсь, недавно был на курсах в Москве.  В государственных центрах специалистов не развивают. Основную часть базы дают специалисту, и все на этом. На этой базе он может сколько угодно работать и не повышать квалификацию.

Случается ли у вас выгорание, ведь эмоционально тяжело работать с детьми с инвалидностью - каждый день вы видите боль, преодоление, надежды родителей или может отчаяние?

- Бывает, что устаешь, потому что детки непростые, есть нарушения психомоторной функции, когда ребенок не совсем понимает, для чего вообще эта реабилитация. Но меня успокаивает понимание, что в любом случае — это исцеление, даже если местами ребенок испытывает боль. Еще я дополнительно обучился профессии психолога. Эти профессиональные знания помогают мне не только в работе, но и в том, чтобы самому сохранять эмоциональное здоровье.

У вас есть канал на YouTube, чтобы посмотреть и научиться тем родителям, кто не имеет возможности попасть к вам?

- Канала нет, потому что упражнения при неправильном выполнении могут навредить ребенку. Методику нужно подбирать к форме ДЦП индивидуально. Мало того, что малыша могут уронить, у него же после неудачного опыта еще и страх удваивается. Это очень плохо.  

Обычно я выкладываю ролики, где, например, ребенок родился с невралгией, не ходил или наступал только на носочки, ножки скрещивались, а сейчас он поет на сцене, танцует. Одна мама недавно прислала сообщение, как один из моих роликов помог ей не отчаиваться, вдохновил на продолжение борьбы за здоровье ребенка, и ребенок в итоге стал ходить. Мне приятно, когда удается кого-то поддержать историями успеха.

Что бы вы хотели сказать родителям детей с инвалидностью?

- Одна из самых распространенных ошибок: если ребенок не ходит, родители начинают максимально грузить его физически. Но дело в том, что двигательные функции обычно бывают нарушены из-за повреждений головного мозга. Я бы хотел дать совет работать больше над интеллектом ребенка. Прошли курс у дефектолога по 40 минут в день - теперь нужно все это повторять дома, пока ребенок не начнет сам понимать и делать упражнения. Я всегда даю задания домой. Системность дает положительную динамику и реальный результат.

Читайте также: «Иждивенцев» в очереди на госжилье обнаружило МИОР

Байланысты жаналықтар

Льготы для людей с инвалидностью в Казахстане

23.10.2023

Бесплатно не положено? Что люди с  инвалидностью должны знать о льготах 

23.10.2023

За инклюзию и равные права нужно бороться – эксперт

22.10.2023

Инвалидность не мешает работать в школе. Учитель из Алматы делится опытом

31.08.2023

Язык без статуса, или почему ущемляют неслышащих казахстанцев

23.05.2023

Дети с инвалидностью не дождались “золотых учебников”

05.05.2023
MalimBlocks
Льготы для людей с инвалидностью в Казахстане

Материал представлен Министерством труда и социальной защиты населения

Бесплатно не положено? Что люди с  инвалидностью должны знать о льготах 

Ежегодно правительство тратит колоссальные средства на бесплатные социальные услуги. Но много ли граждан ими пользуются? Наш автор Айслу Асан разобралась, на что могут рассчитывать люди с инвалидностью. 

За инклюзию и равные права нужно бороться – эксперт

Вопросы инклюзии, активного участия граждан с инвалидностью в общественной жизни в последние годы все больше актуализируются в Казахстане. Люди с инвалидностью теперь работают не только в гражданском, государственном секторах, коммерческой сфере, но и представлены в парламенте. Однако говорить о решении накопившихся проблем инклюзии еще рано, говорит эксперт Айжан Мукатаева.

Инвалидность не мешает работать в школе. Учитель из Алматы делится опытом

Молодая учительница Акбота Онгарова из Алматы - единственный педагог с инвалидностью в школе №204. Обучение на дому не помешало ей получить высшее образование, как и ревматоидный полиартрит не мешает преподавать английский язык и радоваться успехам своих учеников.

Язык без статуса, или почему ущемляют неслышащих казахстанцев

Сурдопереводчиков на одном из телеканалов в Шымкенте уличили в ложном переводе. Это редкий случай, когда общество обратило внимание на факты ущемления прав неслышащих граждан и потребовало от виновных объяснений. Наш автор Айслу Асан разбиралась, почему даже при колоссальных государственных тратах на сурдоперевод качество услуг далеко от идеала.

Дети с инвалидностью не дождались “золотых учебников”

Слишком частая смена школьных программ и перепечатка учебников, возможно, помогают казахстанским детям учиться лучше, хотя на этот счет многие могут поспорить. Но для школьников с инвалидностью это постоянно оборачивается катастрофой. Наш автор Айслу Асан разбиралась, почему, несмотря на госпланы и обещания правительства создать равные условия для всех, в спецшколах и интернатах дети сидят без учебников.