Ставка на студентов. Как пройдет референдум и зачем власть торопится?

Референдум в Казахстане - событие редкое. В последний раз его проводили в 1995 году, когда продлевали срок президентских полномочий Нурсултана Назарбаева. О том, насколько возможно провести референдум честно и открыто теперь, когда планируется внести изменения в Конституцию, мы поговорили с экспертом по наблюдению за выборами, директором ОФ «Гражданская экспертиза» Данилом Бектургановым.

Венера Касумова

  • 12.05.2022

- Данил, вам уже известно, как ЦИК планирует организовать референдум, насколько процесс будет удобным для независимого наблюдения?

- За более чем 20 лет наблюдения за электоральным процессом в Казахстане я с референдумом никогда не сталкивался, зато неоднократно наблюдал референдумы в соседнем Кыргызстане. Думаю, ничего неожиданного нас не ждет – все будет так же, как и на выборах. Те же комиссии, просто они теперь называются не комиссиями по проведению выборов, а комиссиями по проведению референдума, те же проблемы с допуском независимых наблюдателей, те же нарушения, и те же результаты. Никаких новых норм о повышении прозрачности процесса, трансляций с участков, и прочих нововведений не ожидается. А то, что предстоят сложности с допуском наблюдателей на участки, не вызывает никаких сомнений.

Читайте также: Смерть срочника и ответы вице-министра обороны взволновали парламент

Дело в том, что конституционный закон о референдуме создавался в 1995 году, почти одновременно с конституционным законом о выборах. С тех пор прошло 27 лет. Закон о выборах очень сильно изменился – появились статьи с подробным описанием прав и обязанностей наблюдателей, подробно описаны процедуры в день голосования и так далее. Эти изменения никак не затронули закон о референдуме – там до сих пор в статье 6 сохранилась архаичная норма о том, что при проведении референдума могут присутствовать представители общественных объединений республики, наблюдатели от иностранных государств и международных организаций, полномочия которых удостоверяются в установленном ЦИК референдума порядке. То есть, если следовать букве закона, на выборы наблюдателей самостоятельно направляют общественные объединения, никаких дополнительных аккредитаций не требуется; а на референдум необходимо обратиться в ЦИК, и каким-то образом «удостоверять полномочия в установленном Центральной комиссией референдума порядке». Но этого порядка пока не существует. Я очень надеюсь, что ЦИК не станет выдумывать велосипед, и узаконит своим постановлением применение норм статьи 20 и 20-1 Закона о выборах для наблюдателей и представителей СМИ на референдуме. Но может быть и не так.

- На обсуждение поправок у нас всего 1 месяц. Чем вы объясняете такую спешку, ведь закон предусматривает и более длительные сроки обсуждения?

- На мой взгляд, причина в том, что 5 июня еще есть возможность обеспечивать явку студентами. Ведь ст. 31 п. 2 закона гласит, что «референдум считается состоявшимся, если в голосовании приняло участие более половины граждан, имеющих право участвовать в референдуме», то есть явка должна быть выше 50%. Вроде бы, о чем переживать, граждане обязательно пойдут голосовать. А вдруг нет? Вот и решили, я думаю, на всякий случай, подстраховаться.

Норма о пороге явки в законе в данном случае, боюсь, послужит причиной «принуждения к голосованию», когда студенты, бюджетники, сотрудники градообразующих предприятий и другой «зависимый электорат» под бдительным оком различного начальства колоннами пойдёт голосовать. Думаю, наблюдать около участков будет куда интереснее, чем внутри. - Не опасаетесь ли вы, что этот референдум будет не в полной мере охвачен вниманием международных наблюдателей и организаций, таких как ОБСЕ, например, из-за ситуации в Украине только потому, что сейчас им не до этого?

- Совершенно не опасаюсь. ОБСЕ уже проводит подготовительные мероприятия, уже проводит NeedsAssessmentMission, думаю, они будут готовы к сроку. Тем более, что коронавирусные ограничения в основном сняты, и больших препятствий в организации миссии по наблюдению не будет.

- Скорее всего, у казахстанцев не будет возможности поддерживать или не поддерживать отдельные пункты поправок и голосовать придется за пакет поправок. Как вы оцениваете такое право выбора?

- Да, к сожалению, это больной вопрос. Если, например, на недавних выборах в Северной Ирландии избиратели голосуют по каждому кандидату отдельно, и итог подводится после подсчета всех баллов за всех кандидатов, то у нас, конечно, никто постатейное голосование вводить не собирается. Во многом это обесценивает сам референдум – ведь могут быть статьи, с которыми я абсолютно согласен, что-то мне безразлично, а что-то вызывает категорическое несогласие. Но мне приходится принимать решение сразу пакетом – как если бы вы пришли в магазин, а вам там сказали бы: нет, отдельно лук, картошку и морковку покупать нельзя, только пакет, берёте, не берёте? Разве это не странно, что мы не можем показать свое отношение к каждой предложенной поправке по отдельности? Ну и что, что так дольше считать, зато достоверность результатов гораздо выше. Но, видимо, достоверность никого не интересует, нужен полный карт-бланш, и никаких других вариантов. У многих людей, кстати, это уже вызывает недоверие – как может Новый Казахстан стоять на фундаменте старых подходов?

- По данным казахстанских исследователей, на последние парламентские выборы пришли всего лишь 45 % избирателей. Как вы считаете, процент явки может быть выше на этот раз?

- Я нисколько не сомневаюсь, что явку натянут. Меньше 50% допустить нельзя, это срыв референдума. Поэтому готовимся опять наблюдать полный набор – студенты и бюджетники строем, на каждом участке буфеты с дешевыми продуктами и товарами, это вот всё. В сельской местности проще, там явка традиционно высокая, так что, я думаю, 80-90% нарисуют. Ну и в целом по стране думаю будет больше 60%. Какова будет реальная явка, прогнозировать сложно, в Алматы традиционно низкая, может, как всегда, реально процентов 30; но поскольку комиссии в том же составе, думаю, однозначно нарисуют процентов 60.

- По результатам исследований центра «Стратегия», 55% из тех, кто не ходил на парламентские выборы, ответили, что от их выбора ничего не зависит, поэтому в день голосования они остались дома. 40% безразличны к выборам, а 17% возмущены злоупотреблениями властей. Только 37% считают, что официальным результатам выборов можно доверять. По сути, произошла дискредитация института выборов в обществе. Чего вы ждете от предстоящего референдума?

- Нисколько не оспариваю выводы центра «Стратегия», примерно так и есть. Явка на парламентских выборах была ниже, чем на президентских, люди ведь не слепые, и видят, что парламент, по сути, решений у нас не принимает – только утверждает те НПА, которые разрабатываются в министерствах и аппарате президента. Ну и что за интерес голосовать на таких выборах – какая разница, кто именно выполняет функции нотариуса? Вспомните, в парламент приходят министры, их там депутаты дружно пару часов ругают-критикуют, но законы и отчеты утверждают подавляющим большинством голосов. Президентские выборы всегда вызывают гораздо больший интерес просто потому, что президент в нашей стране реально принимает решения, от него действительно многое зависит, и люди хотят хотя бы косвенно быть причастными к этим решениям. Конечно, это иллюзия, но иллюзия, которая нравится людям.

Референдум, по идее, должен быть поинтереснее, все-таки вынесенные на него вопросы меняют систему, пусть не так кардинально, как этого хотелось бы многим, но все-таки меняют. Думаю, многое будет зависеть от того, как будут разъясняться поправки, как будет организовано информирование и публичное обсуждение. Однако, боюсь, все опять пойдет по старым рельсам – формальный неинтересный пересказ, избегая острых вопросов и спорных моментов. Если так и будет – а у меня пока нет причин думать по-другому – боюсь, что, если 5 июня будет хорошая погода, и люди будут выбирать между референдумом и шашлыками на природе, огромное количество избирателей предпочтет шашлыки. А если так, то опять включатся отработанные механизмы натягивания явки.

- Помня о прекрасно выполненной работе независимых наблюдателей на президентских выборах 2019 года, на парламентские выборы власти очень хорошо подготовились и выпустили «своих» наблюдателей – это были лояльные к происходящему беззаконию молодые люди, которые часто мешали работать независимым наблюдателям, и делали это успешно. Как это повлияло на сеть независимых наблюдателей, не усилилось ли разочарование среди них? Не усложнит ли это набор и подготовку наблюдателей в этом году?   

- Всегда очень сложно предсказать поведение людей, особенно это касается рекрутинга независимых наблюдателей. С одной стороны, это интересно, наблюдать такое событие, тем более что в подавляющем большинстве независимые наблюдатели — это молодые люди, часто студенты, которые во время прошлого референдума 1995 года еще не родились. С другой стороны, 5 июня для студентов горячая пора – сессия, да и административное давление на студентов будет достаточно велико. Сейчас сроки рекрутинга очень сжатые, осталось меньше месяца, кроме того, у организаций, организующих независимое наблюдение, могут быть другие ресурсоемкие проекты, которые нельзя отложить.

Думаю, будет очень непросто организовать наблюдение на этот раз. Что же касается «своих» наблюдателей, то нужно четко понимать, что теперь это реальность избирательных кампаний, это теперь будет всегда, и с этим просто нужно научиться работать. Где-то бороться, где-то наоборот использовать их – не секрет ведь, что они всегда слабо подготовлены и заточены только на определенные действия. Я не ожидаю больших проблем с этим именно на референдуме, но в последующих кампаниях нужно готовиться и защищать независимых наблюдателей от таких «электоральных титушек». Но это уже тема отдельного разговора.

Читайте также: Парламент вам не бухгалтерия! Как депутаты заботились о деньгах Нацфонда

 

Источник фото: drfl.kz

 

Байланысты жаналықтар

Кульгинов Талдыколь или как аким оградился от гражданских активистов

01.02.2022

Опасное мясо. Карашукеева обвинили в саботаже Токаева

04.04.2022

Смерть срочника и ответы вице-министра обороны взволновали парламент

11.05.2022

Какая-то советская эпоха. Канат Мусин рассказал о Елбасы и политической реформе

18.04.2022

Зуд справедливости. Как депутаты Даригу Назарбаеву на Саясата Нурбека променяли

02.03.2022

Как депутаты Назарбаева пожизненного председательства лишали

19.01.2022
MalimBlocks
Кульгинов Талдыколь или как аким оградился от гражданских активистов

На вероятность проведения личной встречи с акимом талдыкольцам намекают давно. Но судя по тому, что безрезультатная прелюдия повторяется раз за разом, гражданских активистов просто водят за нос, не прекращая тем временем засыпку озер

Опасное мясо. Карашукеева обвинили в саботаже Токаева

В понедельник, 4 апреля, на правчасе в мажилисе, министр сельского хозяйства Ербол Карашукеев приготовился быть успешным ньюсмейкером. В своем выступлении он вдруг сообщил, что собирается внедрить мобильную версию системы идентификации сельхозживотных. В кругах, не знающих, до чего дошел прогресс, новость эта, наверное, могла произвести восхитительный эффект, особенно если забыть, что в аулах невозможно толком пользоваться даже базовой версией этой системы. Но зрители правчаса в интернете не позволили министру блистать, как он того хотел, и написали в комментариях ... плохие слова.

Смерть срочника и ответы вице-министра обороны взволновали парламент

Министр обороны Руслан Жаксылыков то и дело попадающий впросак из-за незнания государственного языка и советовавший тем, кому это не нравится, просто переехать, в среду, 11 мая, избавил себя от обязанности посещения мажилиса. Способствовал этому, конечно, госвизит президента в Турцию. А вот кому уж точно в этот день мало повезло, так это его подчиненному, вице-министру Султану Камалетдинову. Ему пришлось представлять в мажилисе законопроект о ратификации соглашения между правительствами Казахстана и Кыргызстана об оказании военно-технического содействия в обеспечении безопасности Центральноазиатского региона.

Какая-то советская эпоха. Канат Мусин рассказал о Елбасы и политической реформе

В понедельник, 18 апреля, министр юстиции Канат Мусин пришел на пресс-конференцию с выступлением «Вторая республика. Как изменятся полномочия Президента РК?». Поставив вопросительный знак в названии и написав слово «президент» с заглавной буквы, глава минюста как бы спрашивал самих журналистов, мечась в поиске новых смыслов. Но пресса не терпела длинных предисловий, и хотела услышать от министра более радикальных мер, чем те, что были в тексте его выступления.

Зуд справедливости. Как депутаты Даригу Назарбаеву на Саясата Нурбека променяли

Как ни пытаются парламентарии делать вид, что жизнь после январских событий идёт своим чередом, и уже строится какой-то «новый Казахстан», тень трагических дней все равно присутствует если не в зале пленарных заседаний, то в кулуарах

Как депутаты Назарбаева пожизненного председательства лишали

Почти половину палаты отправили на удаленку, пришедших на работу рассадили в зале через один. Но больше всего здесь боялись не омикрона вовсе.