Мурат Касенов: Петицию об отставке Досаева я не подписывал

Борьба с незаконной застройкой в Казахстане всегда неравная. Не только потому что граждан, способных отстаивать общественные интересы, очень мало. Напротив, число инициативных групп в последнее время только растет. Активистам приходится противостоять бизнесу, давно сросшемуся с властью, и это нередко вызывает бессилие, отчаяние, и даже страх. О том, почему крупные города оказались в заложниках у застройщиков, мы поговорили с участником инициативной группы «STOP застройке» Муратом Касеновым.

Анар Бекбасова

  • 17.08.2023

— Мурат Тулешевич, вы занимались проблемой незаконного строительства при разных акимах. Как складывается взаимодействие общественников с акиматом Ерболата Досаева? Вы подписывали петицию о его отставке?

— Петицию не подписывал, потому что постановка вопроса в ней, мягко говоря, смущает, я имею ввиду требование об отставке. Считаю, что правильнее было бы ставить вопрос о назначении комплексной проверки деятельности Досаева на посту акима Алматы, как и подведомственных акимату управлений, и в соответствии с результатами этих проверок, если имеются признаки уголовно-наказуемого деяния, ставить вопрос о досудебном расследовании.

Допустим, Досаева сейчас снимут. Что дальше? Его кресло займет кто-то другой, самого Досаева переназначат на очередной пост. Когда должностное лицо не несет ответственности за содеянное, ничего в стране кардинально не изменится. Отставки – это не решение проблем.

Важно еще понимать, что акимов столицы, городов республиканского значения и областей назначает президент. Центральные уполномоченные органы, например МИИР, Минэкологии и их комитеты, не имеют административных рычагов давления на акиматы. Поэтому министерства не могут оказать воздействие на акиматы, как показывает практика их предписания, которые законом должны быть исполнены, игнорируются. В итоге центральные исполнительные органы, даже при выявлении серьезных нарушений, не могут применить те или иные действия к акимату.  Образно говоря, ещё вчера нужно было вводить выборность акимов, только тогда можно обеспечить подотчётность чиновников обществу.

У нас в Астане поговаривают, что Досаев, возможно, попытался решить проблему точечной застройки, и поэтому на него обрушилась волна организованного кем-то хейта. Он действительно пытается что-то изменить в пользу горожан или продолжает работать по традиции прежних акимов?

— Через некоторое время после назначения на должность акима вышла новость, что Досаев якобы приостановил строительство на 19 объектах. Что такое приостановление? Оно производится согласно Административному кодексу - выносится решение о приостановлении строительно-монтажных работ, максимальный срок - 90 дней. По этому поводу я трижды направлял обращения с просьбой дать информацию о том, на каких именно объектах работы были приостановлены. Внятного ответа получить не удалось.

Если бы Досаев комплексно и системно работал над проблемой уплотняющей застройки, тогда бы он не был движущей силой по принятию недоработанного, пронизанного серыми схемами и имеющего коррупционную составляющую генерального плана Алматы. Такая застройка как была при прежних акимах, так и продолжается сейчас.

Я думаю, что, возможно, идет перераспределение финансовых ресурсов в Алматы, как и в Казахстане в целом, кстати – с одного ручья представителей так  называемого старого Казахстана в другие. Возможно, какой-то ряд строительных фирм будет иметь преференции, а иные, не входящие в пул олигополий в строительной сфере, будут лишены этого.

Какие еще проблемные вопросы не находят решения со стороны руководства акимата?

— На днях я направил очередное обращение к президенту о его поручении, когда в марте 2021 года было выявлено 3,7 тыс. свободных земельных участков общей площадью 7.4 тыс. гектаров. Токаев тогда поручил ввести земли в полноценный экономический оборот и решить проблемы социальной инфраструктуры. Это более 12% от всей площади города. Эти земли были «приобретены» еще в нулевые годы, а документы лежали под сукном. Мне удалось получить информацию, что всего 3,7% от всего количества этих земель распределено на социальные объекты. Что на остальных землях построят - неизвестно. Эту информацию от общественности скрывают.

Еще один важный момент: Алматы относится к сейсмической зоне. При изучении послойных карт, например, было замечено, что «исчез» полностью тектонический разлом в районе Компота (неофициальное название восточной части города от начала реки Малая Алматинка – Ред.) – это нонсенс! Там очень хорошие и привлекательные для застройщиков земли, частный сектор. К этой же теме идет заявление Досаева, что сейсмическая зона до улицы Аль-Фараби – десятибалльная, а ниже Аль-Фараби – девятибалльная, и что якобы образовались новые тектонические разломы. Такие искромётные зажигательные заявления вызывают сомнения в компетентности.

В 2017 году проводили паспортизацию объектов. Из 10 тысяч объектов более шести тысяч признаны несейсмоустойчивыми – это, в основном, объекты советского периода. Сейчас чиновники планируют провести сейсмоаудит  … визуально!  В новом генплане предполагается снос первого, второго, третьего микрорайонов, потому что там шикарные земельные участки, большие пространства, есть все инженерные коммуникации и электросети. Там будет застройка повышенной плотности, превышающая нынешнюю в несколько раз. Но это небезопасно!

Будут ли проверяться дома, построенные с 1992 года до нашего времени? Мы (инициативная группа «STOP застройке» - Ред.) выявили 138 объектов, возведенных на тектонических разломах и в водоохранных зонах. В ноябре прошлого года мы поставили вопрос о назначении проверки на предмет законности принятия положительных решений по выдаче разрешительных документов, и получили ряд отписок. Группа «STOP застройке» направила запрос в администрацию президента. Минэкологии поручило Балхашско-Алаколькой инспекции провести проверку, но ответы на наш запрос поражают умением играть в своего рода чиновничий «футбол». МИИР переносит свою ответственность на акимат, а акимат сообщает, что у них нет компетенции по созданию госкомиссии по проверке данных документов. Господа чиновники, эти документы кто выдавал? Акимат же!

Нам удалось добиться включения службы ЧС в состав комиссии по приемке зданий в эксплуатацию, потому что нарушения - сплошь и рядом. Но самое смешное и одновременно ужасное то, что госорганы, выдающие все разрешительные документы на строительство – акимат, Управление городского планирования и урбанистики, как и Управление градостроительного контроля – создают имитацию борьбы с нарушениями.

Если посмотреть на общую картину в разрезе подведомственных судебных актов, административными судами выносятся судебные акты о назначении штрафов 50-300 тысяч тенге – это абсолютно несущественные суммы для застройщика. Иногда выносятся решения о приостанавлении строительно-монтажных работ. Но требования судов, как правило, не исполняются застройщиками. А когда ставится вопрос о сносе зданий, когда нужно подавать и в гражданский, и в специализированный межрайонный экономический суд, начинаются игры.

Госорганы практически все процессы проигрывают или меняют исковые требования на более мягкие - например, вместо сноса снижение высоты зданий на 15 см. Часто они даже на процессы не приходят. В итоге судебное разбирательство искусственно затягивается, а производство по делу прекращается и исключает возможность вторичного возбуждения в суде тождественного иска.

Строительные компании не подчиняются ни одному государственному органу, получается?

— С 2016 года в законодательство были внесены изменения, которые полностью развязали руки строительным компаниям. В 2017 году прокуратура сняла с себя обязанность защиты прав гражданского сообщества, сейчас предусмотрена защита только от уголовного преследования. В итоге гражданские активисты и жители города остались один на один в борьбе со строительными компаниями. При этом застройщики полностью поддерживаются исполнительной властью. В последнее время предпринимаются попытки ужесточения законодательства в отношении разнузданной строительной политики, которую проводят застройщики, крупнейшие олигополии, которые стоят за ними, но этот процесс только начат.

Стройкомпании полностью игнорируют не только местную исполнительную и центральную исполнительную власть, они игнорируют поручения президента, нарушают законы и нормативные акты. Плюс к этому госорганы скрывают многочисленные факты нарушений. Произошло сращивание олигополии в строительной сфере с исполнительной властью.

Если подойти к вопросу, более глубже, акимы и органы управления — это винтики. За всем этим стоит олигархат. Нужна люстрация исполнительной и судебной власти, в частности местных представительных органов, которые сращиваются с крупным строительным бизнесом и выносят те или иные решения в угоду застройщикам.

Вы часто пишете обращения в администрацию президента. Это помогает?

— Я думаю, что в АП прекрасно понимают, что происходит с застройкой, и какие чудовищные последствия это влечет. Иногда, благодаря письменным обращениям, нам удается добиться поддержки по некоторым вопросам. Там понимают, что, если не производить те или иные действия, в обществе могут начаться серьезные катаклизмы, еще больше будут расти протестные настроения, поэтому они вынуждены нам помогать. Сила гражданского сообщества в изучении и знании законов, в умении отстаивать свои права – это самый действенный инструмент.

МИИР вынесло на обсуждение регламент общественных обсуждений. Что вы думаете об этом документе?

— Я пока только прошелся по диагонали. Принятие регламента - существенное достижение гражданского общества, гражданских активистов Астаны. Мы очень долго за это боролись, и это позитивные изменения в отношениях с властью. Я помню 2018-2019 годы - мы общались просто с глухой стеной. Надеюсь, что когда примут регламент общественных обсуждений, граждане начнут вовлекаться в вопросы застройки своих городов более активно.

Это очень важно, потому что «назначенный» акиматом и «одобренный» маслихатом общественный и градостроительный советы, а также маслихат Алматы действуют «в ручном режиме» и не в полном объеме выполняют возложенные на них функции. Нужно внести изменение в положение «О градостроительном совете»: включить норму об обязательном участии независимых экспертов, общественности, инициативных групп жителей и жителей, интересы которых затрагивает планируемое строительство.

 

С МИИР у нас было более 10 протокольных заседаний, в том числе и о внедрении института градостроительной экспертизы проектов детальной планировки, что в результате позволит уже на этапе градостроительного планирования предотвратить отклонение от архитектурно-строительных норм (плотность, этажность, озеленение, санитарно-защитные зоны, экологические требования и т.д.). Это все благодаря давлению общественности.

Люди, безусловно, начнут вовлекаться, но есть еще такой момент, когда на активистов пытаются оказать давление. К чему жителям стоит быть готовыми?

— Из ста процентов возмущенных незаконным строительством жителей города только 3-5 процентов активны. Борьба с застройщиками всегда затяжная: будут выноситься адмпостановления о привлечении застройщика к ответственности за начало строительства без госэкспертизы, например, – вроде победа, все хорошо. Но стройка будет продолжаться, а чиновники будут присылать отписки. Есть такое понятие, как «психологическая усталость». Из этих 3-5 процентов начнут отпочковываться, отходить люди. Три месяца - самая активная фаза. Через год активистов будет меньше, а через два останутся вообще единицы – самые упрямые и стойкие.

Второй, самый тяжёлый момент – написание обращений, запросов, и третий – это суды. Мы взяли на вооружение тактику принуждения, это когда заставляем госорганы подавать в суд на застройщиков для отстаивания интересов жителей. Мы ведь обязаны оплачивать госпошлину, в отличии от государственных органов, и нас обычно ломают именно тем, что мы не можем подать иск о сносе, потому что застройщик сразу говорит: «Я затратил на объект 3 млрд. тенге».  Значит за одно требование истец должен заплатить госпошлину 30 млн. тенге.  Это неподъемная сумма не только для любого жителя или инициативной группы. Так что, нам приходится подавать иски неимущественного характера.

Это очень полезный совет. Многие активисты жалуются, что госорганы часто ссылаются на суд, как решение проблемы и не хотят ничего делать.

— Нужно писать, что в соответствии с законом компетенция надзора и контроля у Управления градостроительного контроля – это входит в его компетенцию. Также писать нужно в Комитет по делам строительства МИИР, чтобы его представители проводили внеплановую проверку по тем или иным нарушениям. И еще один важный вопрос – это мораторий.

Запрет на проверки объектов строительства малого и среднего бизнеса привел к таким вопиющим нарушениям в строительстве, что теперь в новостройках жить опасно.

По мораторию неоднократно направлялись обращения в администрацию президента. Важно понимать, что объекты строительства, в соответствии с Гражданским кодексом, являются источниками повышенной опасности, и они должны проверяться государственными органами.

Тут наш совет жителям: напоминайте чиновникам, что строительство объекта с нарушениями создают массовую угрозу людям и ссылайтесь на статьи 143 и 144 Предпринимательского кодекса. Тогда они вынуждены назначать проверки. Нужно писать не один раз, добиваться, чтобы было вынесено предписание и проведена внеплановая проверка.

Когда возле вашего дома начинается стройка, когда люди еще вдохновлены протестом, проведите собрание, где в протоколе отразите, что вы против стройки и поручаете активной части жителей проводить те или иные действия в противостоянии с застройщиком, соберите подписи на подписных листах. Тогда прокуратура не сможет игнорировать ваши обращения, потому что будет видеть, что нарушаются права неограниченного количества лиц. Это тоже нужно людям разъяснять. Одно дело, когда написал обращение один Касенов, и совсем другое, когда написано коллективное заявление с подписями десятков жителей – по закону о прокуратуре они обязаны исполнять требования.

В судах нужно иметь надежного юриста из числа жильцов. Застройщику ничего не стоит материально заинтересовать нанятого вами юриста, чтобы обратить дело в свою пользу. Когда жители заставляют госорган подавать на застройщика в суд, обязательно нужно подавать заявление о вашем участии в процессе в качестве третьих лиц. Только там можно получить очень важные документы, которые обычно жителям не показывают, и там же можно узнать обо всех всплывших нарушениях.

Вы сталкивались с попыткой дискредитации вашего имени? Это же самый действенный и очень распространенный инструмент, который нередко применяют противники жителей, борющихся за благоприятную среду проживания?

— Очень часто такое бывает. Обычно это сетевой буллинг с распространением обо мне информации о том, что я якобы вымогаю квартиры или беру деньги и так далее. Были такие попытки со стороны застройщиков – предлагали довольно крупные деньги. Пытались также дискредитировать интернет-канал «STOP Застройке!». В информационный вакуум меня отправляют – это когда со мной СМИ вообще не общаются, кроме нескольких независимых изданий.

Это говорит о том, что мы на верном пути. Во всяком случае, я настроен оптимистично. Правовое сознание общества сдвинулось довольно серьезно. Позиция «моя хата с краю» уже не пройдет. Когда не будет электричества и воды для смыва в унитазе, люди начнут задумываться о причинах этих катаклизмов.

То, что наши коллеги в Астане добились введения регламента общественных слушаний – это большой позитивный шаг. Если мы будем этот вопрос дополнять, как конструктор, новыми кирпичиками, это может послужить фундаментальным выражением для противостояния необузданной дикой власти в нашей стране. В правовом государстве главным мерилом должен быть закон и его неукоснительное соблюдение.

Читайте также: Почему казахстанцы мало зарабатывают, а топам нацкомпаний платят миллионы?

 

 

Байланысты жаналықтар

Касымбек засекретил рабочий проект экопарка на Талдыколе?

12.04.2024

Строительный кодекс не для людей – депутат

13.02.2024

Малый Талдыколь возвращается?

13.02.2024

«Пожалуйста, сохраняйте спокойствие» - Токаев обратился к алматинцам

25.01.2024

Мы хотим открытости от аппарата Касымбека - Menin Elim Dala

26.12.2023

Аймагамбетов прозрел в парламенте, а в поликлинике лечат кобызом

13.09.2023
MalimBlocks
Касымбек засекретил рабочий проект экопарка на Талдыколе?

Столичные общественники не могут получить от сотрудников акимата рабочий проект строительства экопарка на территории Малого Талдыколя. При этом некие люди уже несколько раз пытались начать строительные работы без документов.

Строительный кодекс не для людей – депутат

Проект нового Строительного кодекса раскритиковали в мажилисе. Депутат Бакытжан Базарбек заявил, что его нормы повторяют нормы действующего кодекса, а по содержанию документ больше напоминает работу школьника.

Малый Талдыколь возвращается?

Инженерные траншеи близ осушенных застройщиками озер Малого Талдыколя наполнились водой. Местные жители подозревают, что это подземные воды, которыми ранее питались осушенные водоемы.

«Пожалуйста, сохраняйте спокойствие» - Токаев обратился к алматинцам

Госорганы Алматы были не готовы к принятию незамедлительных мер во время чрезвычайной ситуации. Такой вывод сделал президент, в четверг, 25 января, выступая на совещании по вопросам обеспечения сейсмической безопасности.

Мы хотим открытости от аппарата Касымбека - Menin Elim Dala

Общественная организация Menin Elim Dala требует переноса срока принятия генерального плана Астаны и выступает против срочного проведения общественных обсуждений по множеству объектов. Гражданские активисты считают, что прежде чем утвердить документ, власти должны представить общественности решение системных проблем. С членами Menin Elim Dala Тогжан Жунусовой и Жанаргуль Беккожиной мы поговорили о продолжающейся борьбе с точечной застройкой.

Аймагамбетов прозрел в парламенте, а в поликлинике лечат кобызом

Председатель мажилиса Ерлан Кошанов наконец-то объяснил логику назначений в правительстве. В среду, 13 сентября, он рассказал журналистам, что на посты министров приходят «конкретные» люди под «конкретные» задачи.