Нельзя объявлять выборы. Евгений Жовтис о политической реформе

Объявленное президентом создание трех новых областей в информационной повестке несколько передвинуло на второй план обсуждение долгожданных политических реформ. О них мы поговорили с директором Казахстанского бюро по правам человека Евгением Жовтисом.

Венера Касумова

  • 24.03.2022

- Евгений Александрович, после январских событий вопрос политических реформ встал ребром, и первое, чего ждали многие – это введения выборности акимов областей и городов республиканского значения. Считаете ли вы, что в предложенном президентом варианте реформ народ так и не получил полномочий влиять на решения власти?

- Давайте смотреть на выборность акимов не как на самоцель, а как на один из элементов демократической политической системы. Если вы хотите создать дееспособную демократическую политическую систему, то начинать нужно не столько с выборности акимов, сколько с базовых фундаментальных вещей, к которым относится реальное разделение властей. (…) Если вы поменяете политическую систему и создадите систему сдержек и противовесов, нормальные выборы в парламент и маслихаты, нормальное устройство власти с разделением этих самых властей на исполнительную, представительную и судебную, тогда и будем определяться, что лучше - выборность или назначение с точки зрения эффективности на местном уровне. Как будет лучше - если аким будет избираться или если будет назначаться, но полностью будет подконтролен представительному органу власти на местном уровне. Только тогда будет это понятно, потому что сейчас мы исходим из того, что выборы акимов решают все проблемы, но они не решат проблемы, если будет та же система, которая была.

Читайте также: Мы не хотим бороться. Что было, пока Кульгинов встречался с Токаевым

Может быть, что выборность действительно будет лучше, а может быть, мы спокойней будем жить при условии, что аким подотчетен и существует четкий контроль со стороны выбранного людьми на местном уровне маслихата.  И, конечно, выбирать на местном уровне, здесь я согласен с президентом, нужно по мажоритарной системе, никаких пропорциональных. Пропорциональную систему для парламента сохраняют. Я видел вопросы, которые ставились по поводу соотношения выборности в депутатский корпус: 30% на мажоритарной основе и 70% на пропорциональной, то есть от партии - 70%, от одномандатных округов – 30% и говорили, что может быть лучше 50% на 50%. Я понимаю, логику президента и тех, кто у него в администрации это предлагает. Они таким образом через эти 70% пытаются, скажем так, оживить и стимулировать партии. Но для этого создайте условия, чтобы максимальное количество партий, которые хотят создаться, смогли быть. Ведь чем больше их будет зарегистрировано, тем больше шансов, что вот эти 70% выбранных кандидатов будут действительно плюралистичны.

А на местном уровне нужно, чтобы выбирали по мажоритарному принципу, и чтобы у маслихата была реальная конкретная власть или контроль, или оценка использования денег налогоплательщиков по отношению к акиму. И тогда можно решать, что выгоднее для государственного управления, что лучше будет работать в наших условиях.

- И все-таки, почему власти не пошли на введение выборности акимов?

- Я понимаю в чем-то опасения с выборами акимов. На мой взгляд, они связаны, во-первых, с возможным местечковым давлением. То есть с опасениями, что акимы будут ставиться местными элитами и уже не население там будет играть роль, особенно если учитывать то, что у нас с политической культурой особая напряженность. У нас, наверное, в последний раз более-менее свободные выборы проходили в 90-х годах и еще в каких-то выборах частично поучаствовали. А так, у нас нет привычки нормально выбирать, мы не доверяем вообще этой системе выборов.  Ее всю целиком нужно менять. То есть, нужно кардинально менять способ формирования избирательных комиссий, включая центральную избирательную комиссию. Тут много чего нужно делать. Поэтому, подчеркну, я не выступаю «за» или «против» выборности акимов, так как это всего лишь один из элементов системы.  

Читайте также: Модный приговор. Очень страшно, что нам нет замены – Алексей Чжен

Можно пойти по пути выбора, как например, избирают американских губернаторов, мэров; а можно идти по пути формирования исполнительной власти на местном уровне при сильных институтах самоуправления, которые необходимо развивать. А у нас они с 1995 года так и находятся в переходных положениях Конституции, и ничего создано не было, хотя в Конституции было написано, что должно быть создано. То есть, выборность – это не самоцель, а часть общего процесса реформирования политической системы. После кардинального ее изменения можно перейти к выборам акимов или наоборот, к назначению, если перестраивать всю систему, начиная сверху, и превращать ее в демократичную политическую плюрастичную систему с разделением властей.

- Получается, что ничего особо не изменилось?

- Нельзя сказать, что ничего не изменилось. Сейчас делаются осторожные попытки оживить политический процесс. Например, уменьшение численности политических партий с 20 000 до 5 000. Вот в начале 90-х у нас, как известно, количество членов партии для регистрации было 3000, потом выросло до 50 000 членов, потом спустилось до 40 000, далее до 20 000, сейчас спустилось до 5000 членов. И у каждого нормального человека возникает простой вопрос: а чем это обосновано, с чем связано? То есть, каким образом вы определили, что если членов меньше 50 000, власть не выживет, а при 50 000 членах будет все нормально с политической системой…  Оказывается, что совершенно безболезненно можно спуститься до 5000 членов и ничего не меняется, с этой точки зрения.  То есть, угрозы никуда не деваются или их просто не было, а было лишь желание монополизировать политическую власть. Для чего было 50 000? Ну, каждому человеку понятно, что это ни из-за каких-то угроз безопасности, это просто классическая борьба за власть, где используется такой инструментарий для того, чтобы заблокировать создание оппозиционных партий. А если не получается заблокировать через численность, то блокируется через процедуру.

Читайте также: Здесь чувствуется напряжение. Марат Бисенгалиев о январских событиях, спасении Арала и дочери Арухан

Неважно сейчас 5000 или 3000 членов может быть зарегистрировано, решать-то будет Министерство юстиции, и определять тоже: считать списки, где кто-то умер или уехал, или не считать, считать их достоверными или нет. Я помню шестилетние мучения партии «Алга», когда она пыталась зарегистрироваться. Шесть лет существовала в стадии регистрации – и не зарегистрирована, и вроде как не запрещена. Но после событий в Жанаозене ее запретили, хотя партия политически никакого отношения к этим событиям не имела. Поэтому, такой подход надо менять.

- А разрешение агитации в соцсетях вы как понимаете?

- Агитация, распространение информации о себе, критика власти и так далее — это естественное состояние оппозиции. То есть, это должно быть все время, а не только перед выборами. У нее работа такая - привлекать к себе ведущий электорат и критиковать действующую власть. Оппозиция не является помощником власти, а наоборот, является критиком, потому что к власти хочет прийти, и, конечно, заинтересована в развитии государства. Кроме того, нормальная оппозиция развивает и продвигает государство через политическую альтернативу. Если из этого исходить, то становится понятно, что для этого нужно создавать условия, во-первых, для того, чтобы партия могла легко создаться. Во-вторых, у нее должен быть доступ к избирателям, к населению. А этот доступ у нас обеспечивается через СМИ, либо через личные каналы. С нашей территорией у нас важнее СМИ, конечно, к которым, по сути, доступа нет.  Когда мы в последний раз видели политические дебаты с оппозицией на центральных каналах? Никогда! А зачем тогда каналы нам нужны? Что они отражают? Только официальную оппозицию монополистической партии или еще двух-трех ее единомышленников. (…) Система должна меняться кардинально. В законодательстве, в практике, в представлении госорганов должно быть понимание, что они работают не на тех, кто у власти, а на государство, и выполняют свои функции для всех в стране: и для оппозиции, и для нейтральных, и для тех, кто вообще никого не поддерживает, потому что все они граждане, и все платят налоги.

- В послании были озвучены некоторые изменения в работе партии «Аманат». В частности, президент заявил о том, что не собирается больше возглавлять партию, и в дальнейшем она вполне возможно будет иметь больше независимости. Как вы на это смотрите?

— Это правильно. Тоже самое, в какой-то степени, если я правильно помню, было сказано и про акимов, что они не должны возглавлять филиалы партий.  Это все правильно, и более того, у нас же запрещено создание партийных ячеек в госорганах, мы же еще после Советского союза убрали эту связку контроля партии над государственным аппаратом. Но недостаточно просто формально сказать, что президент не в партии и так далее. Нужно полностью отделять политическую партию от, условно говоря, госаппарата. То есть в этом случае, понятно, что у нас доминирует бывший «Нур Отан», нынешний «Аманат». А нужно убирать эту связку. И если общество вас поддержит, то через выборы в парламенте вас будет большинство. Через парламент, который утверждает правительство, вы будете оказывать влияние, а не как сейчас это происходит, - напрямую. 

Приведу хороший пример, когда партия «Нур Отан» уже серьезно раскрутилась и стала в Казахстане максимально доминирующей, я немного подшучивал, потому что это напоминало мне Советский союз и Компартию, ведь здания «Нур Отана» были выстроены рядом с акиматами, то есть они думали, что всегда будут у власти вместе с акиматами. Раньше так и было – здание ЦК и здание Совета министров были рядом, потому что партия была, так сказать, единственной и все контролировала. И эти навыки еще сохранились. Конечно, нужно отделять, даже если одна из партий в каком-то смысле доминирует. Я думаю, что чем больше это прямое партийное влияние на кадровую политику будет ослабевать, тем больше шансов, что это отделение реально будет происходить.

Читать также: Димаш Альжанов: В обществе остался запрос на выборность акимов

Мне очень интересен результат, если мы сделаем выборы честными и справедливыми. А для того, чтобы они были честными и справедливыми, нужны три важнейших условия. Первое: нужна регистрация оппозиционных партий, чем быстрее, тем лучше. То есть, ни в коем случае нельзя объявлять выборы, пока вы не дали возможность оппозиционным партиям зарегистрироваться. Второе: нужно дать им время для того, чтобы распространять свои намерения. Хочу отметить, что в некоторых странах в законах прописано, что у оппозиции есть гарантированное время на центральных каналах. В некоторых странах оппозиция возглавляет Центральную избирательную комиссию для того, чтобы контролировать, что все проходит реально честно. Когда у всех партий будет доступ к СМИ и к избирателям равный, тогда нужно менять состав избирательной комиссии – делать ее максимально независимой, состоящей не из бюджетных врачей и учителей. И если вы, доминирующая сегодня партия, проходите выборы, то вопросы, которые мы сегодня с вами ставим, сами отпадут.  Никаких там 70% у «Нур-Отана» или «Аманата» не будет, однозначно.

- А как вы восприняли часть послания о митингах?

- Самое больше разочарование от выступления президента. Я не знаю, кто ему эту часть составляет, что он продолжает утверждать, что власть демократически настроена к закону о митингах. Закон («О порядке организации и проведения мирных собраний в Республике Казахстан» - прим.ред.) не просто недемократичный, он хуже того, который был раньше. И здесь вопрос не только об акиме, который будет разрешать какой-либо пикет, митинг, демонстрацию или шествие, он просто в существе этого закона. Хотя по целому ряду того, что говорил глава государства я согласен, особенно касательно создания Конституционного суда и так далее, но здесь не согласен.  

Читайте также: Амиртай спешит на помощь! Активисты Линейного парка пойдут в суд

Если вы делаете реальный уведомительный порядок, когда человек или группа людей просто уведомили и не ждут, разрешат им или нет пойти на митинг, а идут в то место, которое считают нужным собраться, кроме мест специально запрещенных, то это нормально.  Если вы этого не делаете, то все остальное вторично, не принципиально, хороший ли аким, который разрешил или не разрешил митинг и так далее. Закон нужно менять, однозначно, а его снова назвали демократическим. Никакой он не демократический, это мое глубокое убеждение, которое я продолжаю отстаивать.

 

Фото с сайта dailynews.kz

Байланысты жаналықтар

Слабая медицина в селах повысила младенческую смертность в Казахстане

09.09.2022

Казахстан выходит из фарватера Москвы – экономический обозреватель

18.07.2022

Работающая бедность. Почему правительство не повышает пособия?

03.06.2022

Омар и Ахметов охраняют тайну радиации в Усть-Каменогорске

27.10.2022

Нами прикрываются: Жанна Нурсеитова о плане застройки Алматы

21.09.2022

Износ сетей: Астану и Алматы ждут катастрофы

22.10.2022
MalimBlocks
Слабая медицина в селах повысила младенческую смертность в Казахстане

В Казахстане снизилась рождаемость и повысилась младенческая смертность. Об этом в пятницу, 9 сентября, сообщила министр здравоохранения Ажар Гиният на площадке службы центральных коммуникаций.

Казахстан выходит из фарватера Москвы – экономический обозреватель

Экономический обозреватель DW Андрей Гурков считает, что последние 4 месяца отношения между Казахстаном и Россией показывают некоторое изменение градуса взаимодействия. Он анализирует ситуацию с нефтепроводом в Европу, которой предшествовал экономический форум в Санкт-Петербурге, где президент Касым-Жомарт Токаев высказал свою позицию относительно ДНР и ЛНР.

Работающая бедность. Почему правительство не повышает пособия?

Инфляция и безудержный рост цен в этом году все больше вызывает недовольство граждан, особенно среди тех, кто зависит от социальных выплат государства. Но повышать прожиточный минимум и порог бедности в правительстве все равно не хотят. Чиновники объясняют это страхом перед ростом иждивенческих настроений. Но независимые эксперты видят совсем другие причины.

Омар и Ахметов охраняют тайну радиации в Усть-Каменогорске

Руководитель общественного объединения «Право и Справедливость», правозащитник Алексей Божков требует обнародовать информацию о радиационном загрязнении Усть-Каменогорска. Городские и областные власти Божкову отказывают. Не помогают даже суды.

Нами прикрываются: Жанна Нурсеитова о плане застройки Алматы

Недавно в алматинском маслихате презентовали «Программу развития города Алматы до 2025 года и среднесрочные перспективы до 2030 года». Однако некоторые общественники, ранее входившие в рабочую группу, выразили недовольство результатом опубликованного документа в части, касаемой застройки города. Активистка Алматы Жанна Нурсеитова рассказала, как шло обсуждение.

Износ сетей: Астану и Алматы ждут катастрофы

Столичные власти, не желавшие идти на реальный диалог с гражданскими активистами, выступающими против точечной застройки, дождались катастрофической нехватки тепла. Из-за нехватки мощностей центрального теплоснабжения, 300 новостроек могут остаться без отопления. Об этом на днях сообщил портал kazakh24.info.