Казахстан – рай для агрессоров. Почему в детсадах избивают детей, объяснила эксперт

Шокирующие истории о насилии в детских садах то и дело сотрясают информационное поле. Обычно придаются огласке только вопиющие факты, как недавняя история в столице, когда в соцсетях распространили кадры с избиениями детей с инвалидностью. О том, почему в Казахстане все еще не решили проблему насилия в отношении малышей окончательно, мы поговорили с национальным координатором образовательного проекта Street Law Kazakhstan по правам человека и защите детей от насилия, буллинга и кибербуллинга Халидой Ажигуловой.

Венера Касумова

  • 11.04.2022

- Халида, как вы считает, почему насилие в казахстанских детских садах вполне возможно?

-  Сейчас в СМИ увеличилось освещение серьезных случаев, связанных с применением насилия в отношении детей. Мы, действительно, видим, что детей бьют тапками, полотенцем или руками. Это триггерит общество, и любой нормальный человек не сможет пройти мимо такой истории. Насилие в детсадах возможно по ряду причин. Первая причина - слишком гуманное наказание. Если рассуждать с точки зрения агрессора, то, скорее всего, такой человек боится только двух вещей: адекватного наказания за свои поступки и публичной огласки.

Читайте также: Как Аймагамбетов «обучает бесплатно» детей в частных школах

Избиение ребенка — это всегда серьезное правонарушение, во всех цивилизованных странах это уголовно-наказуемое преступление. К сожалению, в этом плане наша страна - рай для насильников, абьюзеров и агрессоров, потому что у нас за избиение детей, в том числе в детсадах, предусмотрено максимум административное наказание. В 2017 году в Казахстане декриминализировали побои и легкий вред здоровью, и эта статья относится к любым случаям: избил ли мужчина битой пожилого человека на остановке, избил ли клиент официанта в ресторане, избил ли воспитатель ребенка в детском саду или муж избил жену, не важно (…) Это всегда будет считаться просто административно-наказуемым деянием. Если говорить о наказании воспитателя – то, максимум, его оштрафуют, где-то на10 МРП (чуть более 30 000 тенге – прим.ред.), вот и все.

Другая проблема череды таких событий в том, что ранее МВД активно лоббировало декриминализацию побоев и легкий вред здоровью. Министерство убедило депутатов внести определенное условие для применения этой статьи, согласно которому возбуждать административное производство могут только в том случае, если есть заявление. Понятно, что ребенок сам не пойдет в полицию, поэтому написать заявление должны родители, законные представители, либо опекуны. Но часто воспитатель просит прощения, падает в ноги, заведующая тоже начинает просить не писать заявление. Родители в таких случаях, чаще всего, совершают огромную ошибку – прощают виновных. А такие поступки прощать нельзя, дело нужно доводить до конца.

- Как это сделать?

- Во-первых, написать заявление в полицию и привлечь к административной ответственности воспитателя; во-вторых, можно требовать увольнения воспитателя, чтобы он уже не мог общаться с детьми. И, в-третьих, необходимо привлечь к ответственности сам детский сад, то есть предпринимателя, если это частный детсад или требовать привлечения к ответственности через Управление образования, если это государственное учреждение. В рамках гражданской ответственности родители могут подать иск в суд о возмещении морального и материального ущерба, то есть за моральные страдания ребенка, ведь, вполне возможно, что ему понадобятся сессии с детским психологом. Также можно просить возместить моральный ущерб в размере от 500 тысяч до 2 млн тенге. По моему опыту, только такое наказание деньгами имеет  реальное влияние на руководство детского сада. Ведь заведующие обязаны не допускать опасных воспитателей к детям.

- А публичное обсуждение помогает реально решать проблему?

- Воспитатели, и руководители детского сада боятся огласки в СМИ. И здесь мы должны активно применять такой метод как naming and shaming, то есть, изобличаем недопустимое, неправомерное поведение и престыживаем именно это поведение, не переходя черту между престыживанием поведения и какими-то словесными оскорблениями, унижениями человека, иначе это уже будет буллинг.

Читайте также: Последствия январских событий. 441 млрд направят силовикам

Когда два механизма – придание ситуации гласности и привлечение к ответственности за совершенное - активно применяются как родителями пострадавшего ребенка, так и гражданским обществом, которое активно изобличает и осуждает произошедшее, это помогает формировать нетерпимость к насилию. По крайней мере, агрессоры будут бояться совершить насилие. Они не изменят своего мышления, и, возможно, также будут хотеть ударить ребенка своего или чужого, но боязнь последствий и огласки будут эффективным сдерживающим механизмом, мотивирующим агрессора держать себя в руках.

- Есть еще и другая проблема - не хватает воспитателей и педагогов. И самая большая боль предпринимателей - найти достойнейших из них. В этом случае насколько выговоры и увольнения будут действенными методами для предотвращения в дальнейшем насилия?

- Сейчас большая потребность воспитателей, потому что растет количество детей. При этом на этом рынке очень низкие зарплаты. Соответственно, на эту работу идут либо энтузиасты, либо те, кто больше ничего не может найти на рынке труда. Здесь возникает вопрос о том, при каких условиях мы берем человека на работу. Я считаю, что решая эту проблему, нужно воспользоваться зарубежным опытом. Например, в Великобритании для того, чтобы работать воспитателем в детском саду, не обязательно иметь высшее образование, но обязательно пройти несколько ступеней квалификации. Такие курсы длятся от 3 до 6 месяцев. В нашей же стране нет качественного специализированного образования воспитателей.

Есть также другой вопрос, который также необходимо учитывать: а какой норматив для воспитателей в нашем государстве - сколько детей должно приходиться на одного воспитателя? Ведь это очень энергозатратная профессия. Рассмотрим пример, когда бизнесмены открывают в одном из своих особняков детский сад, где дети с утра до вечера смотрят мультфильмы, прерываясь на время приема пищи. Такой пример воспитания детей в частом детском саду нельзя назвать дошкольным воспитанием и развитием. Человек, который хочет помочь ребенку развиваться, должен быть как аниматор, с интересом вовлекающий ребенка в игру, беседу и способный при этом давать ребенку любовь. Поэтому нельзя, чтобы на одного воспитателя приходилось по 20-30 детей.

Читайте также: Кульгинов Талдыколь или как аким оградился от гражданских активистов

Например, согласно стандартам Великобритании, если дети младше двух лет, на одного воспитателя должно приходиться максимум трое детей; если от двух до трех лет, то максимум - четыре ребенка. Если детям от пяти до шести лет, то до 8 детей приходится на одного воспитателя. Опять же, по стандартам этой страны, в одном саду должно быть не более 24 детей. Почему это важно? Чтобы воспитатель не уставал сильно, чтобы у него оставались силы быть энергичным и интересным ребенку. В Великобритании нет государственных детских садов, они все частные, но с трех лет государство возмещает каждому ребенку, независимо от гражданства, 15 часов бесплатного обучения в любом детском саду по выбору. Это хорошая мера поддержки родителей, которые могут 3 раза в неделю по 5 часов в день отдавать своего ребенка в детский сад абсолютно бесплатно и немного, может быть, доплачивать за еду. А если у воспитателя не хватает ментального здоровья, естественно, есть риск, что он будет срываться на детях. В государственных, и в частных детских садах должна быть нормальная зарплата – минимум 150 000 тенге ежемесячно, – это тоже очень важно. Когда будет достойная оплата труда, будут приходить более подготовленные и качественные кадры, которые дорожат работой.

- Правда ли, что госорганы боятся ходить в детсады с проверками?

- Государственные детские сады всегда могут проверить, а в отношении частных существует такая проблема, как мораторий  на проверку МСБ (с 1 января 2020 года сроком на 3 года вступил в силу мораторий на проверки субъектов малого предпринимательства – прим.ред.) И, почему-то, очень часто из-за этого моратория  госорганы отказываются проводить проверки частных детсадов, что лично я в корне считаю неправильным, потому что если есть сообщения о нарушении прав детей, проверку нужно делать в любом случае, даже если есть мораторий. Права человека всегда приоритетней и выше. По иерархии нормативно-правовых актов законы стоят выше, чем указы о введении моратория. Поэтому госорганы, как только получают сообщения, жалобы о том, что серьезно нарушаются права детей, должны осуществлять проверку в любом случае, вне зависимости от формы собственности детсада. В целом должно продвигаться добропорядочное, добросовестное предпринимательство.

Читайте также: Право на материнство. О чем думают казахстанки с инвалидностью, желающие родить ребенка

 

Фото из архива Халиды Ажигуловой

 

Байланысты жаналықтар

Денег нет, но кредит доверия Токаеву еще не исчерпан – исследование

31.08.2022

Казахстанцам солгали о бесплатном обучении 128 тысяч учеников в частных школах

04.03.2022

Бесконтрольное «развитие» Алматы возмутило общественников

13.09.2022

Если дети насилуют детей. Эксперт об уроках алматинской трагедии

16.05.2022

Возможен ли украинский сценарий в Казахстане? Эксперт о роли ОДКБ

17.05.2022

Депутатские потуги. Чем чревата отмена госпремии по тенговым депозитам, объяснил эксперт

04.03.2022
MalimBlocks
Денег нет, но кредит доверия Токаеву еще не исчерпан – исследование

Хватает ли казахстанцам дохода на покупки, растет ли закредитованность населения страны, как граждане относятся к новым реформам президента показали результаты 15-летнего социального исследования благосостояния соотечественников, проведенного компанией Alvin Market. Его результаты недавно, на бизнес-конференции 30-й Международной выставки моды Central Asia Fashion представила директор группы исследовательских компаний Alvin Market, президент «Казахстанской Ассоциации Профессиональных исследователей общественного мнения и рынка» (КАПИОР), аналитик Наталья Оспанова.

Казахстанцам солгали о бесплатном обучении 128 тысяч учеников в частных школах

Недавно министр образования и науки Асхат Аймагамбетов похвастался своим подписчикам в Facebook, что каждый день получает от граждан до двух сотен обращений

Бесконтрольное «развитие» Алматы возмутило общественников

Алматинские общественники недовольны качеством обсуждения «Программы развития города Алматы до 2025 года и среднесрочные перспективы до 2030 года». Документ уже презентовали накануне в маслихате.

Если дети насилуют детей. Эксперт об уроках алматинской трагедии

Информационная волна о сексуальном насилия в отношении детей снова взбудоражила казахстанское общество. Так вышло, что трагические случаи редко приводят к институциональным изменениям, все ограничивается лишь информационным шумом, как это было несколько лет назад после случая с изнасилованием мальчика школьниками в селе Абай на юге Казахстана. О причинах повторения аналогичной истории в благополучном Алматы мы поговорили с психологом Маргаритой Ускембаевой.

Возможен ли украинский сценарий в Казахстане? Эксперт о роли ОДКБ

После январских событий в Казахстане лидеры стран-членов ОДКБ заговорили о большом потенциале этой организации в предотвращении цветных революций, терроризма, биологических угроз. Но либеральная часть общества в Казахстане и в других странах-членах ОДКБ часто воспринимает организацию как возможный ресурс для сохранения действующих политических режимов. О перспективе развития ОДКБ мы поговорили исследовательницей ОФ PaperLab Анастасией Решетняк.

Депутатские потуги. Чем чревата отмена госпремии по тенговым депозитам, объяснил эксперт

Эксперт отмечает, что 10-процентная компенсация по тенговым вкладам не должна рассматриваться, как возможная мера в долгосрочном периоде