«Дети не смогут травить ЛГБТ в школе!». Как рассматривали скандальный законопроект Сарыма-Закиевой

В субботу, 23 апреля, алматинцы митинговали против принятия закона Сарыма-Закиевой. Ученая-юрист Халида Ажигулова рассказала участникам собрания, как обсуждали и принимали скандальный законопроект в парламенте. Эксперт также объяснила, чем грозит принятие закона, и что нужно сделать, чтобы все исправить.

Венера Касумова

  • 23.04.2022

Как все начиналось

- В 2020 году своем послании президент Касым-Жомарт Токаев отметил, что необходимо принять законодательные меры по защите граждан, особенно детей от кибербуллинга. И в феврале 2021 года впервые поправки по кибербулингу начали рассматриваться в законопроекте По защите прав детей, и  депутат Динара Закиева пригласила меня  в качестве эксперта в рабочую группу. В течении четырех месяцев до мая 2021 года мы обсуждали три поправки о буллинге и кибербуллинге - отметила Халида Ажигулова.

Читайте также: Смотрим снизу. Взгляд на Казахстан до Кровавого января зафиксировали исследователи

По ее словам, в ходе рассмотрения законопроекта в парламенте депутаты обсуждали только три поправки, они касались буллинга и кибербуллинга. В частности, в документе была норма о введении  понятия «травля/буллинг» в закон 2002 года «О правах ребенка в РК» и дополнение пункта 2 статьи 10 закона, которая в новой редакции звучит так: «государство обеспечивает личную неприкосновенность ребенка, осуществляет его защиту от физического и (или) психического насилия, жестокого, грубого или унижающего человеческое достоинство обращения, травли (буллинга) ребенка, действий сексуального характера, вовлечения в преступную деятельность и совершения антиобщественных действий и иных видов деятельности, ущемляющих закрепленные Конституцией Республики Казахстан права и свободы человека и гражданина» .

Еще одна поправка предусматривала введение понятия «травля/буллинг» в закон 2007 года «Об образовании». Третья поправка предполагала введение новой компетенции МОН в статье 5 Закона «Об образовании» о том, что министерство по согласованию с уполномоченным органом соответствующей отрасли разрабатывает и утверждает правила профилактики травли (буллинга) ребенка».

- Больше никаких поправок касательно кибербуллинга мы не обсуждали. На этих рабочих группах всегда были жаркие споры, приходилось защищать право по защите детей от буллинга и травли. Потому что в этих же рабочих группах присутствовали такие активисты, которые защищают избиение детей. Были даже один педофил – насильник, который получил срок за двойное изнасилование. И вот эти представители ультраправых радикальных диверсионных групп выступали за то, чтобы не трогали их детей. Главный аргумент против введения запрета на буллинг был такой: «если вы запретите буллинг, то наши нормальные дети не смогут травить и избивать детей ЛГБТ в школе», - рассказала Халда Ажигулова.

Депутаты не разглядели подвоха правительства

Она выразила благодарность Динаре Закиевой за то, что депутат оставила в законопроекте эти поправки о буллинге и кибербуллинге, защитила их несмотря на то, что сама подверглась массированной информационной атаке.

- Мы собрались в сентябре 2021 года, и увидели, что именно правительство рекомендовало включить эти поправки блокировки соцсетей именно через внесение поправок через Закон «Об информатизации». Среди нас не было ни одного эксперта по вопросам об информатизации, и депутаты парламента практически не обсуждали эти поправки, доверившись на порядочность и экспертность представителей правительства, и таким образом законопроект вошел в парламент.

То есть, эти поправки не разрабатывались депутатами, депутаты их даже не обсуждали между собой на заседании рабочей группы, но в целом их поддержали, полагаясь на экспертизу правительства, и с учетом мнения представителей МИОР и Министерства юстиции, что эти поправки якобы нужны, - рассказала юрист.

Закон не защитит детей от кибербуллинга

По ее словам, только из-за этих поправок принятие столь важного законопроекта по вопросам защиты прав детей затянулось на полгода. Ажигулова считает, что депутаты должны исключить дополнительные поправки правительства и рассматривать их в отдельном законопроекте.

Читайте также: Боль Кровавого января. Алматинские бизнесмены обратились к президенту

- Эти поправки абсолютно не защищают ни граждан, ни детей от кибербуллинга, потому что они борются не с причиной кибербуллинга, а с последствиями, то есть удалением самих комментариев. Это не рациональное использование человеческих ресурсов, наших бюджетных средств, чтобы какой-то отдел только и занимался тем, чтобы просил удалять неугодные комментарии, - сказала Халида Ажигулова.

В результате, по ее предположениям, МИОР будет завалено требованиями родителей об удалении нарушающих права их детей  комментариев.

- Соответственно, и иностранные платформы социальных сетей будут завалены требованиями от МИОР удалять комментарии. Не думаю, что представители иностранных платформ найдут такой подход борьбы с кибербуллингом рациональным. Во-вторых, если нет эффективного механизма выявления кибербуллера и привлечения к ответственности за кибербуллинг, то кибербуллеры будут продолжать онлайн-травлю, - пояснила юрист.

Как это работает в Великобритании

Халида Ажигулова привела пример, как решают проблему кибербуллинка в Великобритании. Там если человек считает, что он подвергся кибербуллингу в соцсети Фэйсбук, делает скриншот и направляет его вместе с онлайн-заявлением в полицию для возбуждения уголовного дела. Полиция делает запрос в офис Мeta и просит предоставить данные компьютера, с которого была сделана запись и его локации. То есть, основанием для передачи личных данных пользователей является официальный документ о начатом расследовании. Благодаря такому взаимодействию между полицией и платформой социальной сети эффективно восстанавливаются нарушенные права пользователя, который пострадал от кибербуллинга, а кибербуллер будет привлечен к ответственности без лишней волокиты. Аналогичный механизм Ажигулова предлагает внедрить и в Казахстане.

- Сейчас в Казахстане практически невозможно привлечь к ответственности за травлю в соцсетях, потому что статьи по оскорблению и распространению личных данных в соцсетях являются делами частного обвинения. А это означает, что наша полиция не обязана защищать граждан от кибербуллинга, принимать заявления и расследовать эти правонарушения. Пострадавший должен сам бегать, собирать доказательства, тратить огромные деньги на адвокатов, чтобы привлечь к ответственности кибербуллера. А это могут себе позволить себе только единицы!

Таким образом, проблему кибербуллинга не получится решить поправками, предложенными МИОР в проект закона по защите прав ребенка. Для более эффективного пресечения кибертравли требуются поправки в Уголовно-процессуальный кодекс, Кодекс об административных правонарушений, Уголовный кодекс и возможно другие законы, - подчеркнула Халида Ажигулова.

Нужно вето президента!

Она призвала депутатов исключить поправки в закон «Об информатизации» из законопроекта по вопросам защиты прав ребенка, а также инициировать новый законопроект о взаимодействии с платформами соцсетей для эффективного выявления, расследования случаев онлайн-травли и привлечения к ответственности кибербуллеров.

На митинге выступил также редактор Factcheck Kazakhstan Думан Смаков. Он обратил внимание, что принятие закона в предложенной сенатом редакции угрожает ущемлением свободы слова.

- Рассматривая законопроект, сенат оправдал наши надежды лишь наполовину. Если закон примут в таком виде, он все еще грозит свободе слова, будет препятствовать распространению информации. К сожалению, любую нашу информацию власти могут рассматривать как киберубуллинг, - сказал Думан Смаков.

Он призвал президента страны наложить вето на законопроект. Митингующие поддержали перечисленные предложения.

Читайте также: Парламент вам не бухгалтерия! Как депутаты заботились о деньгах Нацфонда

Байланысты жаналықтар

Токаев и тайны алматинской застройки

25.01.2023

Чего стоит оптимизм Куантырова? Эксперты оценили влияние войны в Украине

30.03.2022

Износ сетей: Астану и Алматы ждут катастрофы

22.10.2022

Омар и Ахметов охраняют тайну радиации в Усть-Каменогорске

27.10.2022

Я в растерянности: педагог о программе «С дипломом в село»

06.10.2022

11 «психически нездоровых» казахстанцев судятся с работодателем

29.11.2022
MalimBlocks
Токаев и тайны алматинской застройки

Алматинские общественники не могут разгадать тайну почти семи тысяч гектаров земли. Эта история началась еще в 2021 году, когда глава государства сообщил о 3,7 тысячах гектаров неиспользованных земель, которые нужно было ввести в экономический оборот, чтобы решить проблемы социальной инфраструктуры. После этого радостные чиновники начали планировать застройку. Проблема только в том, что общественного контроля над этим важным делом практически нет. Гражданские активисты же подозревают, что «золотая земля» снова уходит под человейники.

Чего стоит оптимизм Куантырова? Эксперты оценили влияние войны в Украине

Министр национальной экономики Алибек Куантыров еще на прошлой неделе высказался относительно последствий военного вторжения России в Украину. Тревожность казахстанцев глава ведомства совсем не разделяет. Он считает, что на протяжении последних восьми лет с тех пор, как в отношении России ввели санкции в результате крымских событий, в Казахстане граждане «нормально жили», просто теперь нужно искать новые экономические выгоды. Не сильно беспокоится Куантыров и при упоминании аварии на КТК. По его мнению, могут быть и альтернативные варианты транспортировки нефти. Во вторник, 29 марта, независимые эксперты представили свое видение ситуации на онлайн-дискуссии Expert Public Space.

Износ сетей: Астану и Алматы ждут катастрофы

Столичные власти, не желавшие идти на реальный диалог с гражданскими активистами, выступающими против точечной застройки, дождались катастрофической нехватки тепла. Из-за нехватки мощностей центрального теплоснабжения, 300 новостроек могут остаться без отопления. Об этом на днях сообщил портал kazakh24.info.

Омар и Ахметов охраняют тайну радиации в Усть-Каменогорске

Руководитель общественного объединения «Право и Справедливость», правозащитник Алексей Божков требует обнародовать информацию о радиационном загрязнении Усть-Каменогорска. Городские и областные власти Божкову отказывают. Не помогают даже суды.

Я в растерянности: педагог о программе «С дипломом в село»

Молодой учитель музыки Владислав Краснощеков, прибывший по программе «С дипломом в село» в Успенский район Павлодарской области, остался без жилья и подъемных пособий. Даже часов на полную ставку в общеобразовательной школе для педагога не нашлось.

11 «психически нездоровых» казахстанцев судятся с работодателем

В Павлодарском городском суде прошло предварительное слушание по делу об 11 сотрудниках психоневрологического центра по оказанию специальных социальных услуг (ОПЦОССУ), которым были приписали диагнозы о ментальном нездоровье. Истцы требуют взыскать со своего начальства по 500 тысяч тенге в пользу каждого из них.