«Дети не смогут травить ЛГБТ в школе!». Как рассматривали скандальный законопроект Сарыма-Закиевой

В субботу, 23 апреля, алматинцы митинговали против принятия закона Сарыма-Закиевой. Ученая-юрист Халида Ажигулова рассказала участникам собрания, как обсуждали и принимали скандальный законопроект в парламенте. Эксперт также объяснила, чем грозит принятие закона, и что нужно сделать, чтобы все исправить.

Венера Касумова

  • 23.04.2022

Как все начиналось

- В 2020 году своем послании президент Касым-Жомарт Токаев отметил, что необходимо принять законодательные меры по защите граждан, особенно детей от кибербуллинга. И в феврале 2021 года впервые поправки по кибербулингу начали рассматриваться в законопроекте По защите прав детей, и  депутат Динара Закиева пригласила меня  в качестве эксперта в рабочую группу. В течении четырех месяцев до мая 2021 года мы обсуждали три поправки о буллинге и кибербуллинге - отметила Халида Ажигулова.

Читайте также: Смотрим снизу. Взгляд на Казахстан до Кровавого января зафиксировали исследователи

По ее словам, в ходе рассмотрения законопроекта в парламенте депутаты обсуждали только три поправки, они касались буллинга и кибербуллинга. В частности, в документе была норма о введении  понятия «травля/буллинг» в закон 2002 года «О правах ребенка в РК» и дополнение пункта 2 статьи 10 закона, которая в новой редакции звучит так: «государство обеспечивает личную неприкосновенность ребенка, осуществляет его защиту от физического и (или) психического насилия, жестокого, грубого или унижающего человеческое достоинство обращения, травли (буллинга) ребенка, действий сексуального характера, вовлечения в преступную деятельность и совершения антиобщественных действий и иных видов деятельности, ущемляющих закрепленные Конституцией Республики Казахстан права и свободы человека и гражданина» .

Еще одна поправка предусматривала введение понятия «травля/буллинг» в закон 2007 года «Об образовании». Третья поправка предполагала введение новой компетенции МОН в статье 5 Закона «Об образовании» о том, что министерство по согласованию с уполномоченным органом соответствующей отрасли разрабатывает и утверждает правила профилактики травли (буллинга) ребенка».

- Больше никаких поправок касательно кибербуллинга мы не обсуждали. На этих рабочих группах всегда были жаркие споры, приходилось защищать право по защите детей от буллинга и травли. Потому что в этих же рабочих группах присутствовали такие активисты, которые защищают избиение детей. Были даже один педофил – насильник, который получил срок за двойное изнасилование. И вот эти представители ультраправых радикальных диверсионных групп выступали за то, чтобы не трогали их детей. Главный аргумент против введения запрета на буллинг был такой: «если вы запретите буллинг, то наши нормальные дети не смогут травить и избивать детей ЛГБТ в школе», - рассказала Халда Ажигулова.

Депутаты не разглядели подвоха правительства

Она выразила благодарность Динаре Закиевой за то, что депутат оставила в законопроекте эти поправки о буллинге и кибербуллинге, защитила их несмотря на то, что сама подверглась массированной информационной атаке.

- Мы собрались в сентябре 2021 года, и увидели, что именно правительство рекомендовало включить эти поправки блокировки соцсетей именно через внесение поправок через Закон «Об информатизации». Среди нас не было ни одного эксперта по вопросам об информатизации, и депутаты парламента практически не обсуждали эти поправки, доверившись на порядочность и экспертность представителей правительства, и таким образом законопроект вошел в парламент.

То есть, эти поправки не разрабатывались депутатами, депутаты их даже не обсуждали между собой на заседании рабочей группы, но в целом их поддержали, полагаясь на экспертизу правительства, и с учетом мнения представителей МИОР и Министерства юстиции, что эти поправки якобы нужны, - рассказала юрист.

Закон не защитит детей от кибербуллинга

По ее словам, только из-за этих поправок принятие столь важного законопроекта по вопросам защиты прав детей затянулось на полгода. Ажигулова считает, что депутаты должны исключить дополнительные поправки правительства и рассматривать их в отдельном законопроекте.

Читайте также: Боль Кровавого января. Алматинские бизнесмены обратились к президенту

- Эти поправки абсолютно не защищают ни граждан, ни детей от кибербуллинга, потому что они борются не с причиной кибербуллинга, а с последствиями, то есть удалением самих комментариев. Это не рациональное использование человеческих ресурсов, наших бюджетных средств, чтобы какой-то отдел только и занимался тем, чтобы просил удалять неугодные комментарии, - сказала Халида Ажигулова.

В результате, по ее предположениям, МИОР будет завалено требованиями родителей об удалении нарушающих права их детей  комментариев.

- Соответственно, и иностранные платформы социальных сетей будут завалены требованиями от МИОР удалять комментарии. Не думаю, что представители иностранных платформ найдут такой подход борьбы с кибербуллингом рациональным. Во-вторых, если нет эффективного механизма выявления кибербуллера и привлечения к ответственности за кибербуллинг, то кибербуллеры будут продолжать онлайн-травлю, - пояснила юрист.

Как это работает в Великобритании

Халида Ажигулова привела пример, как решают проблему кибербуллинка в Великобритании. Там если человек считает, что он подвергся кибербуллингу в соцсети Фэйсбук, делает скриншот и направляет его вместе с онлайн-заявлением в полицию для возбуждения уголовного дела. Полиция делает запрос в офис Мeta и просит предоставить данные компьютера, с которого была сделана запись и его локации. То есть, основанием для передачи личных данных пользователей является официальный документ о начатом расследовании. Благодаря такому взаимодействию между полицией и платформой социальной сети эффективно восстанавливаются нарушенные права пользователя, который пострадал от кибербуллинга, а кибербуллер будет привлечен к ответственности без лишней волокиты. Аналогичный механизм Ажигулова предлагает внедрить и в Казахстане.

- Сейчас в Казахстане практически невозможно привлечь к ответственности за травлю в соцсетях, потому что статьи по оскорблению и распространению личных данных в соцсетях являются делами частного обвинения. А это означает, что наша полиция не обязана защищать граждан от кибербуллинга, принимать заявления и расследовать эти правонарушения. Пострадавший должен сам бегать, собирать доказательства, тратить огромные деньги на адвокатов, чтобы привлечь к ответственности кибербуллера. А это могут себе позволить себе только единицы!

Таким образом, проблему кибербуллинга не получится решить поправками, предложенными МИОР в проект закона по защите прав ребенка. Для более эффективного пресечения кибертравли требуются поправки в Уголовно-процессуальный кодекс, Кодекс об административных правонарушений, Уголовный кодекс и возможно другие законы, - подчеркнула Халида Ажигулова.

Нужно вето президента!

Она призвала депутатов исключить поправки в закон «Об информатизации» из законопроекта по вопросам защиты прав ребенка, а также инициировать новый законопроект о взаимодействии с платформами соцсетей для эффективного выявления, расследования случаев онлайн-травли и привлечения к ответственности кибербуллеров.

На митинге выступил также редактор Factcheck Kazakhstan Думан Смаков. Он обратил внимание, что принятие закона в предложенной сенатом редакции угрожает ущемлением свободы слова.

- Рассматривая законопроект, сенат оправдал наши надежды лишь наполовину. Если закон примут в таком виде, он все еще грозит свободе слова, будет препятствовать распространению информации. К сожалению, любую нашу информацию власти могут рассматривать как киберубуллинг, - сказал Думан Смаков.

Он призвал президента страны наложить вето на законопроект. Митингующие поддержали перечисленные предложения.

Читайте также: Парламент вам не бухгалтерия! Как депутаты заботились о деньгах Нацфонда

Байланысты жаналықтар

Зачем казахстанцы пьют соду. Марина Чейшвили о борьбе с раком

20.03.2022

Канат Бозумбаев: Я до сих пор не знаю, где останусь работать

26.04.2022

Школы, пенсии, паек, выборы и обслуживание госдолга: что вошло в проект бюджета на 2023-2025 годы

08.09.2022

МНЭ: Казахстан не будет пересматривать торговые взаимоотношения с Россией

14.04.2022

Переехавшие. Что делают российские специалисты в Казахстане

01.04.2022

Снижение пенсионного возраста в Казахстане. Почему это нереально?

29.06.2022
MalimBlocks
Зачем казахстанцы пьют соду. Марина Чейшвили о борьбе с раком

Уже больше 10 лет Марина Чейшвили помогает казахстанцам бороться с онкозаболеваниями. Ее личная история известна многим. Когда-то лейкоз отнял у Марины старшего сына. В столичном Центре гематологии, где его лечили, и где она сначала была просто мамой пациента, умевшей поддерживать всех, кто в растерянности не знал, как жить дальше, открыли штатную единицу социального работника. Марина приняла предложение администрации, позже создала благотворительный фонд помощи взрослым с заболеваниями крови, а сейчас в этом же центре возглавляет службу поддержки пациентов.

Канат Бозумбаев: Я до сих пор не знаю, где останусь работать

Акимат Алматинской области пытается покончить с ошибками прошлого руководства и реализовать новые проекты. Об этом аким области Канат Бозумбаев рассказал в интервью бизнесмену Арманжану Байтасову.

Школы, пенсии, паек, выборы и обслуживание госдолга: что вошло в проект бюджета на 2023-2025 годы

Какие поручения из послания президента уже вошли в проект бюджета на 2023-2025 годы сообщила вице-министр финансов Татьяна Савельева на презентации законопроектов, связанных с бюджетом республики на ближайшие три года в мажилисе.

МНЭ: Казахстан не будет пересматривать торговые взаимоотношения с Россией

Казахстан не планирует пересматривать торговые отношения с Россией в рамках Евразийского экономического союза, сообщил министр национальной экономики Алибек Куантыров сегодня на брифинге в СЦК.

Переехавшие. Что делают российские специалисты в Казахстане

На днях вице-министр труда и соцзащиты населения Ержан Биржанов сообщил, что на 30 марта в Казахстане находятся более 101 тысячи граждан России. Сколько из них проживает давно и сколько въехало в страну, чиновник не уточнил, поэтому казахстанцам приходится опираться только на собственные ощущения. Наиболее заметно прибытие россиян в Алматы. Особенно часто граждан соседней страны можно встретить в банках и ЦОНах. В основном россияне интересуются перспективами работы в сфере IT-технологий, маркетинга, логистики и бизнеса.

Снижение пенсионного возраста в Казахстане. Почему это нереально?

Вопрос снижения пенсионного возраста для женщин в Казахстане считается наиболее проблемным. Фокус-группы исследовательского центра PaperLab, проведенные накануне референдума о поправках в Конституцию этого года, например, показали, что в числе других вопросов на всенародное голосование опрошенные хотели бы вынести вопрос пенсионки.