Жовтис: Январские события используют для преследования оппозиции и гражданских активистов

Известный правозащитник, директор Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности Евгений Жовтис выступил на мероприятии, посвященном январским событиям в Казахстане. Встреча организована Freedom Now для Специальных процедур ООН и миссий государств-членов ООН 11-12 июля. Публикуем текст его выступления без купюр.

  • 13.07.2022

Дамы и господа!

Прошло полгода с момента окончания «горячей» фазы январских событий и можно подвести некоторые итоги хода расследования, исходя из информации, которую мы имеем из официальных источников и по результатам мониторинга, который ведем мы и наши партнеры по Правозащитному альянсу в поддержку фундаментальных прав, который был создан уже в конце января 2022 года, а также Коалиции НПО Казахстана против пыток. 

Читайте также: «Кресло директора школы передавали по наследству». Чего ждать от ротации?

Несмотря на то, что мы активно ведем документирование, у нас пока нет ясной картины того, что произошло, кто был организатором и активными участниками насилия, хотя в ряде регионов удалось восстановить хронологию событий и выявить наличие значительного числа провокаторов и хорошо организованных групп, которые, как мы полагаем, были близки к местным элитам и кланам, организованной преступности и, возможно, имели связи в органах национальной безопасности и других правоохранительных органах.

В своем кратком вводном выступлении я освещу три вопроса.

Первое – погибшие. По официальным данным Генеральной прокуратуры Республики Казахстан в ходе событий погибли 232 человека, в том числе 19 сотрудников правоохранительных органов, и еще 6 человек погибли в результате пыток. Однако, официально список погибших так и не опубликован, хотя 5 июня Президент Токаев обещал это сделать. В начале июня Радио «Азаттык» (Радио «Свобода») презентовало минисайт с историями погибших, бесспорно установив имена 188 погибших граждан. По данным участника нашего Альянса - организации, возглавляемой правозащитницей Бахытжан Торегожиной, которая осуществляет документирование погибших, она установила имена 221 убитого. Но сверить эти списки с официальными пока невозможно. Неизвестно также точное количество раненных. Кроме того, у нас есть сведения об около 70 пропавших без вести, по которым предпринимаются попытки установить их судьбу.

Что важно при этом отметить, что дела в связи с гибелью этих людей, главным образом, возбуждены по статьям 272 «Массовые беспорядки», 269 «Нападение на здания, сооружения, средства сообщения и связи или их захват», 255 «Акт терроризма» Уголовного кодекса Республики Казахстан, то есть, по факту протестов. Таким образом, несмотря на то, что по подтвержденным данным среди погибших были случайные люди, прохожие, дети и мирные протестующие, у нас нет информации о возбуждении дел против сотрудников правоохранительных органов по факту неправомерного применения летального оружия и даже по статье «Убийство», не говоря уже о том, чтобы кто-либо из полицейских или сотрудников спецподразделений был задержан. Кроме того, имеется информация, что родственников погибших приглашают в органы полиции и предлагают согласиться с прекращением дел, в том числе и путем давления на них.

Что еще важно отметить, что по тем лицам, по которым удалось установить обстоятельства их гибели, в очень редких случаях это было связано действительно с нападениями на здания или сотрудников полиции с угрозой их здоровью или жизни, а также жизни других лиц. И пока даже неизвестно, кто и в каких случаях открывал огонь. В связи с этим крайне важно обеспечить беспристрастное и независимое расследование всех случаев гибели людей от огнестрельных ранений с установлением законности действий сотрудников правоохранительных органов.       

Второе – задержанные и их права. В ходе событий и после них в различных регионах страны были задержаны более 10 000 человек. Подавляющее большинство из них было позднее отпущены. Здесь необходимо отметить позитивную роль Уполномоченного по правам человека и двух комиссий адвокатов А.Куспана и А.Умаровой, которые посетили ряд мест содержания под стражей в нескольких регионах страны и совместно с органами прокуратуры содействовали освобождению многих задержанных, изменению меры пресечения и переквалификации деяний. По официальным данным было начато досудебное расследование по более чем 5000 делам.

Уже прошел ряд судебных процессов, главным образом, в отношении краж и мародерства. По этим делам власти проявляли определенную сдержанность, в основном, ограничиваясь наказаниями, не связанными с лишением свободы. Начались процессы и по основным обвинениям.

Мы готовим аналитический отчет о соблюдении прав задержанных на стадии досудебного расследования. Полученные нами данные в результате опроса самих задержанных, их адвокатов или родственников показывают наличие серьезных системных проблем и грубых нарушений права на свободу и личную неприкосновенность и права на справедливый судебный процесс. Во многих случаях фактическое задержание отличалось от процессуального задержания, зарегистрированного в протоколе, от нескольких часов до восьми дней, то есть протоколы задержания составлялись со значительной задержкой. В подавляющем большинстве случаев задержанным не сообщали основания задержания, об их правах на молчание, на адвоката и «на звонок».

Адвокатов не допускали к задержанным в течение нескольких дней, причем, как минимум, в двух следственных изоляторах, задержанным говорили, что адвокаты будут допущены только по окончании чрезвычайного положения. В большинстве случаев протестующих задерживали с применением необоснованной силы и избивали в ходе доставления.

В ряде случаев задержанных содержали в течение нескольких часов или даже дней в машинах, других местах, не предназначенных для содержания задержанных, и они не подвергались осмотру медиков. Кроме того, задержание с применением силы в подавляющем большинстве случаев не фиксировалось с помощью видеозаписи. Надо, правда, отметить, что осмотр медика осуществлялся, в основном, при доставлении в следственные изоляторы. 

По нашим неподтвержденным данным 44 человека подозреваются в совершении акта терроризма и содержатся в следственном изоляторе Комитета национальной безопасности. Эти дела расследуются этим Комитетом и обычно расследование и судебные процессы по таким делам полностью закрыты. И более того, в нарушение международных стандартов о праве на адвоката по своему выбору, по таким делам могут участвовать только адвокаты, получившие допуск от самого Комитета национальной безопасности, и такие адвокаты редко контактируют с журналистами и правозащитниками. 

И третье – преследование гражданских активистов и мирных протестующих. Несмотря на уверения властей, в том числе Президента Токаева, что мирных протестующих будут отделять от тех, кто использовал насилие, и их не будут преследовать, мы видим, что в ряде случаев власти используют эти события для преследования политической оппозиции и мирных гражданских активистов. Открыто, по нашим данным, 32 уголовных дела против активистов, и хотя, в основном, они не находятся под стражей, тем не менее в отношении некоторых расследование ведется в жестком режиме. Яркие примеры – это преследование лидера и активистов незарегистрированной Демократической партии Казахстана Жанболата Мамая и сторонников запрещенных за экстремизм движений «Демократический выбор Казахстана» и «Коше партиясы» («Уличная партия»), в том числе Жанмурата Аштаева, Фарида Ишмухаметова, Ляззат Досмамбетовой, Кайрата Султанбека, Дархана Валиева и Кенжебека Султанбекова. 

Несмотря на отсутствие каких-либо бесспорных доказательств причастности этих лиц к насилию и, наоборот, в ряде случаев наличия бесспорных доказательств их мирных намерений и действий, они находятся под стражей, их обвиняют в совершении тяжких преступлений и им угрожают длительные сроки лишения свободы. Применяются подходы, аналогичные тем, которые применяют в России и Беларуси. 

Спасибо за внимание! Готов ответить на вопросы.

Текст и фото заимствованы со страницы Бахытжан Торегожиной в Фейсбук.

 

Байланысты жаналықтар

Страх, жалость и злость: соцопрос об отношении граждан к Январским событиям

07.02.2023

Прокуроров Алматы предлагают проверить на причастность к пыткам

03.02.2023

Врачи способствовали пыткам над участниками Кантара – правозащитники

01.02.2023

«Я бы ни за что не взял денег у Amanat» - продюсер «Тұманды Қантар»

20.01.2023

Переименовать улицу Назарбаева в Қантар предлагают в Алматы

19.01.2023

Ненужный закон. В парламенте рукоплещут Кантару

13.01.2023
MalimBlocks
Страх, жалость и злость: соцопрос об отношении граждан к Январским событиям

Казахстанские социологи подвели итоги исследования «Отношение казахстанцев к Январским событиям». По его результатам, подавляющее большинство опрошенных осуждают расстрелы и пытки митингующих. При этом больше половины граждан не доверяют официальной информации.

Прокуроров Алматы предлагают проверить на причастность к пыткам

В орбиту обстоятельств, приведших к смерти в январские дни алматинца Ербола Отепбаева, вошли сразу несколько силовых структур, но на скамье подсудимых могут оказаться только сотрудники КНБ, пишет сайт КМБПЧ Bureau.kz.

Врачи способствовали пыткам над участниками Кантара – правозащитники

Работники медицинских учреждений выступали в качестве пособников пыток над участниками Январских событий. Об этом говорится в совместном отчете казахстанских и международных правозащитников, на днях представленном Астане.

«Я бы ни за что не взял денег у Amanat» - продюсер «Тұманды Қантар»

Клип в память об известном рэпере Сакене Битаеве в интернете опубликовали спустя несколько дней после официальной траурной акции по погибшим во время Январских событий. «Тұманды Қантар» - так назвала свою работу творческая группа.

Переименовать улицу Назарбаева в Қантар предлагают в Алматы

Общественный совет Алматы рассмотрит предложение о переименовании улицы Назарбаева. Об этом в четверг, 19 января, сообщил член совета, модератор гражданской инициативы «Чистый воздух Алматы» Асет Наурызбаев.

Ненужный закон. В парламенте рукоплещут Кантару

В пятницу, 13 января, в зале совместных заседаний парламента, где раньше депутаты до мозолей на ладошах рукоплескали Назарбаеву, готовились к избавлению от конституционного закона «О первом президенте РК - Елбасы».