Ляззат Калтаева о работе в парламенте: Тухлых помидоров пока не видела

Называть получателей социальных пособий иждивенцами давно вошло в привычку у казахстанских чиновников. Хотя, казалось бы, имеют ли они на то моральное право, когда размеры пособий так малы, что прожить на них невозможно, - людей с инвалидностью обычно обеспечивают родственники. Еще более удивительно риторика об иждивенчестве прозвучала из уст известной общественницы Ляззат Калтаевой на Х Гражданском форуме в Алматы в ноябре прошлого года. Спустя несколько месяцев после этого ее назначили сенатором. В интервью Malim.kz депутат рассказала о своей политической карьере и о том, почему люди с инвалидностью не верят в себя.

Айслу Асан

  • 04.07.2022

- Так вышло, что прямо перед вашим назначением депутатом сената, я работала над материалом о том, насколько возможно людям с инвалидностью реализоваться в политике. Это был период, когда принимали законопроект о квотах для людей с инвалидностью в парламенте. Так вот, мои спикеры выражали очень скептичные мнения на этот счет. Например, говорили, что скорее всего, в парламент попадет человек с инвалидностью из Nur Оtan, ныне Amanat, который будет во всем соглашаться и молчать. Вы член партии? 

Читайте также: Можно ли считать казахстанцев с инвалидностью иждивенцами?

- Да, я член партии, получила билет в январе 2016 года. В том году у партии началась программа «Кедергісіз келешек», я видела, что это партия, которая более-менее внятно и четко выражает свою политику в отношении политического общественного участия для людей с инвалидностью. Я сказала: если вы декларируете, то лучше покажите, как поддерживаете кандидатов. Партия сказала: поддержим, вступайте. Люди стали регистрироваться, посыпались заявки в качестве депутатов. У людей было очень много ошибок. Многие выдвигались сами, без партии. Я тогда была единственная, кто дошел до конца выборов и не проиграл по голосам. В 2012 году я баллотировалась в маслихат города Алматы. Я помню ночь подсчета голосов, думали, что проиграем. Но я понимала, что это замечательный опыт, ведь его больше нигде не приобрести.

Обо мне как-то писал пост Алмаз Ержан (общественный деятель с инвалидностью -Ред), охарактеризовал меня с хорошей стороны, и добавил, что я осторожная. Когда я прочитала это, то встрепенулась, интересно узнавать о себе от других людей. Думаю, как так, разве я осторожная? Я решила более объективно со стороны на себя посмотреть. Я заметила, что в некоторых вещах я достаточно аккуратная, я не выхожу на площади. В молодости выходила, но пообщавшись с коллегами, поняла, что сначала нужно показать свою компетентность, тогда к тебе начнут прислушиваться, а затем ты будешь пробивать свои позиции. Наверное, это мой путь. 

- В последние годы в среде людей с инвалидностью появилось немало ярких лидеров, в том числе и потому, что ваша ассоциация «Шырак» была хорошим примером. Как у вас получилось стать депутатом? Какой вообще была цепочка событий, предшествующих вашему назначению? Вам кто-то позвонил и предложил, или может быть вы сами куда-то заявку подавали? Как это было?

- Я никуда не подавала заявку. Наверное, каким-то спусковым механизмом было мое участие в Х гражданском форуме в Алматы. Я там выступила с неоднозначным заявлением об иждивенческих настроениях среди людей с инвалидностью.  Тогда я, наверное, больше говорила от лица государства в целом, и говорила с точки зрения перспективы. Всегда считала, что краткосрочная денежная поддержка не перспективна. Об этом я говорила. 

В прошлом году для себя я решила, что буду работать над политическим участием людей с инвалидностью, но только продвигая других людей. Мне кажется, мы уже набрали достаточный пул молодых активных людей. Сейчас очень разнообразно, особенно в области прав людей с инвалидностью. Поэтому 27 января, когда мне позвонили из администрации президента, просто узнали, как мое самочувствие, дела, про дальнейшие планы, сенат, я пожала плечами, сказала, что все нормально. Я не очень поняла такой посыл. На следующий день, утром, собираюсь на работу, я просто увидела, что семейная группа в Вотсап очень оживилась. И уже в группе я увидела вот эту новость (о назначении на должность сенатора - Ред). 

Читайте также: Строгие свекрови и эйджизм мешают гражданскому активизму в Казахстане

- По версии чиновников правительства, благодаря выдаче адресной социальной помощи (АСП), с 2020 года государству удалось вывести из бедности более 50 тысяч семей. Как вам такая оценка? При постоянно растущих ценах это реально?

-  Нет, это нереально. АСП – это поддержка. Если мы говорим о черте бедности, то это да. Но это не касается тех людей, которые получают пособие по инвалидности. Это не касается их, потому что они уже не получатели АСП. Если в семье подушевой доход ниже прожиточного минимума, тогда да. А так люди не будут получать АСП.

- Вы поддерживаете требования людей с инвалидностью о повышении пособий? Какая у вас позиция по этому вопросу?

- Моя позиция всегда была такой, что пособие нужно увеличивать, потому что оно всегда было маленькое. Реально прожить на пособие невозможно, если только тебе не помогают родственники. Но только одним пособием невозможно решить проблему бедности.

- Буквально за пару месяцев до назначения в парламент, будучи депутатом маслихата Алматы, вы на Гражданском форуме сказали следующее: «Среди людей с инвалидностью развились иждивенческие настроения, им недостаточно того, что дается, они требуют увеличения пособий. Но я скажу непопулярную вещь: ни в одной стране невозможно создать равные возможности только посредством увеличения соцвыплат». Ваши слова звучали в унисон распространяемому властями нарративу о том, что граждане не хотят трудиться, надеются только на государство. Я тоже за равные возможности, но их нет, есть только позитивная тенденция к улучшению. А людям нужно покупать продукты и лекарства прямо сейчас. С начала этого года размер пенсий и пособий увеличили на 11 %, как бы компенсируя рост цен. При этом инфляция, по разным оценкам независимых экспертов, составляет от 18% до 40%. Неужели вы не знали об этом?

- Официально инфляция составляет порядка 8%, реально – я с вами соглашусь. Я говорила на Гражданском форуме, что нужно вкладывать в потенциал людей. Люди в последнее время привыкли, что они ничего не могут. Большая часть людей не верит в собственные силы, и что они могут что-то заработать.

Почему я говорила об этом на Гражданском форуме? В Алматы у нас работает центр «Тen Qogam», у нас есть и курсы, и коучи, и группа поддержки равных, и психологи. Более того есть профориентатор для людей с инвалидностью. Приходят люди и говорят, что хотят работать. По моему мнению, 70% людей, которые приходят, больше хотят, чтобы их послушали, они хотят оказаться в комфортной среде себе подобных, им страшно одним выходить на улицу, тем более оказаться вместе с людьми, не имеющими инвалидности. Какая-то часть хочет работать, но уже месяца через 1,5 им кажется, что это тяжело, что это насилие, что их обижают, не смотрят на то, что у них есть инвалидность. И только процентов пять остаются на работе.

Из этого я сделала свой вывод. Первое: низкий уровень социализации, неготовность человека принять собственную инвалидность, принять себя как обычного человека. Второе: у некоторых людей появляются мысли, что сама по себе инвалидность - уже какой-то героизм: «Я живу с инвалидностью, а вы попробуйте так пожить”.

Читайте также: Привлекательная инвалидность или как я искала работу на бирже Еnbek.kz

- По вашим ощущениям, изменилось ли отношение к вам сообщества людей с инвалидностью? По-вашему, чего больше, негатива с их стороны или поддержки?

- Как мне кажется, негатива больше не стало. Я свою порцию получила, когда была депутатом (маслихата-Ред). Получаю поддержку, письма, обращения от людей с инвалидностью с первого дня, как меня назначили. Звоню, перезваниваю людям. Люди очень хорошо меня поддерживают. По регионам уже никто не сортирует людей. Наверное, такие критические значения есть. Но пока тухлых помидоров не видела.

- А может вы просто закрываетесь от этого? 

- Может и закрываюсь. Есть коллеги, которые мне что-то передают, так как на некоторую критику необходимо отреагировать, превратить в нормальный разговор, решать нормальным путем.

- Недавно президент подписал закон по вопросам улучшения качества жизни лиц с инвалидностью. Что скажете по поводу будущих изменений?

- Этот законопроект был инициирован еще год назад, в результате обращения родителей детей с инвалидностью к парламентариям. Я участвовала в рабочих группах только при рассмотрении и принятии. То, что ожидали многие люди от законопроекта и то, что было изначально, а было много чего, - для многих большое разочарование. Но зная, как пишутся законы, что порой сложно провести одну запятую, могу сказать, что довольно много сделано. Например, с 1 января 2023 года, каждый таксомоторный парк в стране обязан иметь спецавто - транспорт для перевозки людей с инвалидностью - 1 спецмашина на каждые 10 обычных. Такси должно быть доступны всем. Мы не можем зависеть от инватакси.

Читайте также: Снижение пенсионного возраста в Казахстане. Почему это нереально?

 Мы сейчас находимся в моменте, когда есть возможность верить в лучшее.  То, что раньше не пробивалось вообще никак, сейчас пробивается намного легче. Скоро в парламент придут еще депутаты с инвалидностью. Я буду не одна, нам станет намного легче продвигать права людей с инвалидностью. Думаю, что лучшие законы впереди.

 

Другие статьи Айслу Асан читайте здесь

Фото из открытых источников (предположительно express-k.kz)

Байланысты жаналықтар

Государство «слышит» граждан только через соцсети

09.08.2022

Мать погибшей ученицы РФМШ обвинила полицию

01.06.2022

Ляззат Кусаинова: Руководить наукой Саясату Нурбеку будет сложно

16.06.2022

Гуля Жакупова: Население целого города унесли суициды за 30 лет в Казахстане

23.11.2021

Заочная инвалидность. Плохой пилот или экономия бюджета?

31.08.2022

Не видеть цифру. 89 тысяч казахстанцев с проблемами зрения ограничены в цифровых правах

21.01.2022
MalimBlocks
Государство «слышит» граждан только через соцсети

Почему соцсети заменяют казахстанцам официальные цифровые каналы коммуникации с властью, обсуждали на очередной дискуссии исследовательского центра PaperLab, посвященной проблема политического участия молодежи.

Мать погибшей ученицы РФМШ обвинила полицию

Мать 16-летней Адель Акановой, погибшей в начале мая в Алматы, не согласна с версией о самоубийстве дочери.

Ляззат Кусаинова: Руководить наукой Саясату Нурбеку будет сложно

Назначение Саясата Нурбека министром образования вызвало в обществе шквал критики. Часть граждан была недовольна тем, что он никогда не работал в сфере науки, кто-то изучал его послужной список, и не находил объективных причин такого карьерного роста. Как бы то ни было, мнения граждан относительно предстоящих назначений на ключевые политические должности в Казахстане никогда не спрашивают. Так что, остается только наблюдать, как скандальный министр будет справляться. О том, как новые механизмы менеджмента восприняли в научной среде, мы поговорили с экс-заместителем председателя Комитета науки МОН, основательницей Международного центра научных коллабораций Ляззат Кусаиновой.

Гуля Жакупова: Население целого города унесли суициды за 30 лет в Казахстане

Заочная инвалидность. Плохой пилот или экономия бюджета?

Пилотный проект Минтруда и соцзащиты населения, призванный избавить от сложной и порой нелогичной процедуры освидетельствования людей с инвалидностью, похоже, не даст результатов, которых от него ожидали. Казахстанцы жалуются, что при заочном освидетельствовании врачебные комиссии присваивают более легкие группы инвалидности, чем при очном. В результате и без того небольшие пенсионные выплаты снижаются, что вызывает у граждан недовольство.

Не видеть цифру. 89 тысяч казахстанцев с проблемами зрения ограничены в цифровых правах

Почему цифровая инклюзия важна для всех казахстанцев?