Право на материнство. О чем думают казахстанки с инвалидностью, желающие родить ребенка

Обычное для многих женщин желание иметь ребенка для казахстанок с инвалидностью часто становится сложной дилеммой между личным выбором, следованием общественным стереотипам и врачебным запретам. В последние годы взгляды врачей на возможности женщин с инвалидностью рожать детей стали более прогрессивными. Вместе с тем, бывают случаи, когда беременность и роды могут серьезно угрожать жизни будущей матери, и врачи категоричны в своих оценках и прогнозах. Наш автор Айслу Асан пишет об историях героинь, некогда стоявших перед самым сложным выбором в своей жизни.

Айслу Асан

  • 15.03.2022

«Я родилась с инвалидностью у здоровой женщины»

В первый раз Карина Таирова из Усть-Каменогорска забеременела, когда ей было чуть больше двадцати. Две полоски на тесте у молодой замужней женщины обычно вызывают радость. Но у Карины была толстая тетрадь с историей болезни, состоящей из длинного списка: ДЦП, гидроцефалия, отсутствие зрения…

“Еще в возрасте 17-18 лет, когда я думала о замужестве в будущем, мама говорила, что с такими диагнозами мне нельзя рожать, что мне нужно подумать, как мужчина отнесется к семейной жизни без ребенка”, - рассказывает Карина.

Читайте также: Айдос Сарым: Перекладывание вины становится дурной чертой нашего народа

Супруги, конечно, хотели ребенка, хотя еще до брака проговаривали, что возможно детей не будет, как и не будет давления по этому вопросу со стороны мужа. Но врачи, рекомендациям которым Карина привыкли прислушиваться с детства, на этот раз ее не поддержали. Невропатолог настаивал на прерывании беременности со словами:

«Зачем тебе рожать, если вся больная!  С тобой что-то обязательно случится. Как будешь растить ребенка, если ничего не видишь?».

Слова доктора заставили Карину отказаться от мечтаний о малыше. Муж, тогда ничего не понимавший в особенностях женского здоровья, решил, что выбор должен быть за Кариной.

- Муж сказал: «Оставлять или нет ребенка - решай сама.  Для меня в приоритете твоя жизнь. Раз врачи говорят, то, наверное, стоит их послушать»”, - вспоминает Карина. 

Жизнь после этого выбора оказалась еще тяжелее, чем сам выбор. После аборта супруги больше года прожили в апатии. Карина жалела, что не оставила ребенка и ходила к психологу. Через 2,5 года она решилась на беременность. Желание стать матерью вытеснило страх перед “что-то обязательно случится”. 

Читайте также: Как не сойти с ума. Шапкенов скрывает информацию о тратах на санаторное лечение граждан с инвалидностью

- В частной клинике я нашла гинеколога, которая сказала, что как врач она против беременности, но как женщина понимает мое желание родить, - рассказывает Карина.

В практике врача было две женщины, родившие с таким же как у Карины диагнозом методом кесарева сечения. Но теперь уже забеременеть не получалось, возможной причиной мог быть аборт - “вторичное бесплодие”. Но через несколько месяцев тест все-таки выдал положительный результат. Супруги не поверили и в тот же день пошли на УЗИ. 

- Когда мы вышли из клиники, мы долго молчали с мужем. Нам обоим не верилось. И именно тогда я попросила мужа, никому не говорить о беременности. Через пару дней умерла моя бабушка - мамина мама. Я плакала, что бабушка подарила жизнь моему ребёнку. Она хотела, чтобы у меня был малыш, - вспоминает Карина. 

С мамой своим счастливым событием Карина не поделилась - боялась тяжелого разговора.

- Мама узнала случайно, уже через 5 месяцев, расплакалась от счастья и сказала: “Раз это случилось, уже такой большой срок, и ты себя хорошо чувствуешь, то вперед! Я рада! Буду помогать воспитывать”.

Читайте также: Что изменят в политике казахстанцы с инвалидностью?

Карина, как и положено, стояла на учете в государственной поликлинике, параллельно наблюдалась и у частного врача. До 5 месяцев на участке никто не бил тревогу, наблюдали, как обычную пациентку: беременная приходит на осмотр, анализы в норме. Но сообщение о «необычной пациентке» в один из дней дошло до главного врача. Будущих родителей ругали, как детей:

 «О чем вы думали с таким диагнозом?!” А вдруг с тобой что-то случится! Ты не боишься?!”

Карина уже не боялась.  Так, в один из дней у нее родился сын Жан, а еще через два года она подарила ему младшего брата - Инсара. Карина считает, что испытать счастье материнства женщинам мешает стереотип “от инвалида родится инвалид”. Благодаря ему врачам легко отговорить пациентку от продолжения беременности.

Карина Таирова с сыном

- Я родилась с инвалидностью от здоровой женщины. ДЦП и слепота не передались мне от мамы. Почему тогда у меня должен быть ребенок с инвалидностью?! - говорит Карина. - Муж упрекал врачей, что именно они своими словами ухудшают мое состояние. Я скрывалась от близких - боялась осуждения, боялась услышать негатив. Оказалось, что они знали, просто избегали этого разговора. Теперь у меня два сына. Я еще выздоровею и захочу родить дочь.


«Меня не хотели отпускать, пока не избавлюсь от ребенка»

Анастасия Домбровская из Усть-Каменогорска удивилась, когда тест на беременность не очень четко, но все же показал заветные две полоски. Когда-то и возможность создания семьи с параличом ног казалась ей туманной.

- Увидев результат теста, я растерялась, - вспоминает Анастасия. - Когда пришла в себя, позвонила маме. Она тоже очень удивилась. Мы не знали, как реагировать, что будет дальше. Свою беременность я воспринимала, как чудо жила в невероятной эйфории. В первом триместре я переохладилась, стали болеть почки. Когда поехала в больницу, врачи стали уверять, что беременность ухудшает мое здоровье, поэтому нужно обязательно делать аборт. Такое мнение было озвучено несколькими врачами на консилиуме с участием нефролога и гинекологов. Меня не хотели отпускать из больницы пока я не избавлюсь от ребенка. Срок, критичный для аборта уже заканчивался. Я просила выписать меня и дать подумать хотя бы пару дней.

Читайте также: Циничная забота о детях. Эксперты против законопроекта о блокировке соцсетей

Мама и муж Анастасии тоже были на консилиуме. После произошедшего их пришлось успокаивать.

- Мама не могла говорить, руки тряслись от услышанного, что ее дочь возможно умрет, если оставит ребенка. Когда все успокоились, муж решил довериться мне и поддержал мое решение оставить беременность, - говорит Анастасия. – И все же я до конца не понимала врачей, ведь по долгу профессии они должны помогать. В конце концов, они - тоже мамы. Но доктора как будто боятся портить статистику больницы и не готовы рисковать.

Анастасия благополучно выписалась из нефрологии и встала на учет по беременности. Сейчас она с благодарностью вспоминает врачей, которые пожелали ее поддержать.  Первой откликнулась перинатальный психолог роддома. 

- Гульнара Аяпбергеновна Хамидуллина помогла выйти на врача в нашем Центре матери и ребенка, - вспоминает Анастасия. - Возможно, без нее бы мы не нашли врача, которая в меня поверила и поддержала: «Будем пробовать!». Я вздохнула с облегчением, стала искать похожие истории в интернете, чтобы не потерять надежду на благополучный результат.  

Анастасия считает, что часто врачи видят в людях с инвалидностью только инвалидность. Принято считать, что женщины с особенностями не должны создавать семьи и иметь детей, объясняя это их физическим состоянием.

- Я рада, что никого не послушала и приняла правильное решение, потому что я просто не могла по-другому. Моя беременность протекала хорошо, почки меня больше не беспокоили, я ни на что не жаловалась, не лежала на сохранении. Самое сложное было - психологическое давление вначале. Я старалась не попадаться на глаза соседям, надевала свободную одежду скорее больше из суеверия, чем из страха осуждения. Когда я рассказала друзьям, реакция была разная - шок, удивление, радость и много поддержки.

Так в Центре матери и ребенка родилась девочка Эва. Конечно, помимо счастья были и минуты слабости, когда мама на коляске не могла сама ухаживать за малышом и слышала фразы от медперсонала “Не научитесь ухаживать за ребенком - заберем”. Но радость от рождения малышки давала ей силы справиться со всеми переживаниями и трудностями.

«Я не знала о своих правах»

У Ляззат Салыковой из Капшагая мышечная дистрофия. Диагноз ей поставили в детстве. Ляззат смогла благополучно окончить школу, потупить в вуз, чтобы стать психологом, но из-за прогрессирования болезни передвигаться самостоятельно не смогла. Учебу пришлось бросить. В 21 год Ляззат вышла замуж по большой любви, супруги мечтали о детях. Когда Ляззат забеременела, врачи не дали разрешение на роды и заставили сделать аборт.

- Врачи уверяли меня, что имеют право запретить мне рожать. В обоснование они показали документы с перечнем диагнозов, где моего диагноза не было», - вспоминает Ляззат.

Лечащий невропатолог тогда не дал разрешения на роды. Меня отправили в Институт женского здоровья в Алматы, а оттуда в совминовскую больницу  со словами: «Если вам дадут разрешение, то там и будете рожать». Но там сказали: “Ты превратишься в овощ. Кому потом твой ребенок нужен?”

Гинекологических проблем у Ляззат не было. Она считает, что невропатологи просто не захотели брать на себя ответственность.

- Я была молодой и ничего не знала о своих правах. А вот врач в поликлинике считала, что имеет право говорить мне: “Зачем уродам плодить уродов?! Не каждая здоровая женщина может родить, тебе куда?», - плачет от обиды Ляззат.

Напуганные врачами мама Ляззат и муж не разделили ее желание не прерывать беременность. Ляззат хорошо понимала реакцию матери, не обижалась, не спорила.

- Я бы тоже так поступила на месте мамы. Это забота о своем ребенке. А еще я понимала, что физически самостоятельно не смогу растить ребенка. Мне будет нужна помощь мамы. На мужа я сильно не рассчитывала, - делится Ляззат.

Когда повезли на аборт, Ляззат плакала и просила мужа о поддержке, чтобы противостоять врачам.

- Я говорила: «Ну чего ты боишься? Мама есть мама. Она все равно примет мое решение. Муж ответил, что если что-то  со мной случится, то не простит себе. Позже в ссорах я упрекала его, что он виноват в том, что у нас нет ребенка. Сейчас нашему малышу было бы15 лет”, - говорит Ляззат.

После были 6 лет жизни в четырех стенах. Здоровье Ляззат ухудшалось: передвигаться было возможно только по квартире. Выбираться из дома удавалось раз в два месяца на руках мужа, а садиться в коляску Ляззат категорически отказывалась.

- У меня стояла коляска, но я ни разу в нее не села. Я говорила, что позанимаюсь, станет легче ходить, тогда выйду в люди.  Но пересесть в коляску все же пришлось. Я решила работать, неважно, где и за какие деньги, просто больше не могла сидеть дома. Решила, что научусь всему и быстро. Так были работа в ателье, в инвалидном обществе. Позже я создала общественную организацию, которая помогает людям с инвалидностью изучать и защищать свои права. 

Уже 3 года Ляззат – свободная женщина, и планирует снова выйти замуж, родить ребенка.

- После развода я зарекалась, что не выйду уже замуж за здорового мужчину. Но мужчины с инвалидностью на меня не смотрят, - смеется она. – Когда я была намного моложе, говорила, что рожу в 40 лет, как Дженнифер Лопес.

После аборта у Ляззат были 10 лет гормональной контрацепции, когда она была уверена, что рожать все равно не разрешат. После забеременеть долго не получалось. Сейчас она наблюдается в частной клинике, где врачи уверены, что можно планировать рождение ребенка и готовы вести беременность.

Читайте также: Здесь чувствуется напряжение. Марат Бисенгалиев о январских событиях, спасении Арала и дочери Арухан

Фото из личных архивов Карины Таировой, Ляззат Салыковой и ru.freepik.com

 

 

 

Байланысты жаналықтар

Болатбек Блялов: Власть скрывает бедственное положение казахстанцев с инвалидностью

25.03.2022

Слабая медицина в селах повысила младенческую смертность в Казахстане

09.09.2022

Суд заставил Кульгинова разрешить митинги против точечной застройки

08.08.2022

Почему казахстанцы ищут отцов, которых не знали?

28.05.2022

Если дети насилуют детей. Эксперт об уроках алматинской трагедии

16.05.2022

Ждем ошибок! В Казахстане начался прием заявок на субсидирование арендного жилья

18.04.2022
MalimBlocks
Болатбек Блялов: Власть скрывает бедственное положение казахстанцев с инвалидностью

Статистику протестных акций на фоне социально-экономических проблем последние несколько лет повышают казахстанцы с инвалидностью. Они протестуют против невозможности улучшить жилищные условия, в то время как чиновники пытаются избавить государство от обязательства обеспечивать социально-уязвимых граждан жильем на безвозмездной основе. Вместо этого казахстанцам с низкими доходами предлагают механизм субсидирования оплаты аренды жилья. Почему людям с инвалидностью это не подходит, рассказывает правозащитник Болатбек Блялов.

Слабая медицина в селах повысила младенческую смертность в Казахстане

В Казахстане снизилась рождаемость и повысилась младенческая смертность. Об этом в пятницу, 9 сентября, сообщила министр здравоохранения Ажар Гиният на площадке службы центральных коммуникаций.

Суд заставил Кульгинова разрешить митинги против точечной застройки

Жители столицы, выступающие против точечной застройки, подали в суд, чтобы защитить право на мирные собрания. Специализированный межрайонный административный суд исковое заявление удовлетворил.

Почему казахстанцы ищут отцов, которых не знали?

О проблеме участия мужчин в воспитании детей в Казахстане сложно судить объективно из-за отсутствия серьезных исследований. Роль отцов как ушла на второй план в депрессивные девяностые, так, кажется, особо и не повысилась, если судить по ближнему окружению, в котором обязательно найдутся люди, при живом отце выросшие без его внимания.

Если дети насилуют детей. Эксперт об уроках алматинской трагедии

Информационная волна о сексуальном насилия в отношении детей снова взбудоражила казахстанское общество. Так вышло, что трагические случаи редко приводят к институциональным изменениям, все ограничивается лишь информационным шумом, как это было несколько лет назад после случая с изнасилованием мальчика школьниками в селе Абай на юге Казахстана. О причинах повторения аналогичной истории в благополучном Алматы мы поговорили с психологом Маргаритой Ускембаевой.

Ждем ошибок! В Казахстане начался прием заявок на субсидирование арендного жилья

«Отбасы банк» объявил о начале приема заявок на субсидирование жилья. Об этом сообщается на сайте банка. По информации пресс-службы, приглашение получили уже 17 тысяч человек.