Модный приговор. Очень страшно, что нам нет замены – Алексей Чжен

Казахстанская fashion-индустрия словно невыросшее дитя, вроде бы есть яркие имена, неплохие возможности, но все никак не может стать полноценной и громко заявить о себе. Дизайнер Алексей Чжен – одна из ярких фигур в мире казахстанской моды. Мы поговорили с ним о кризисе, войне в Украине и о том, почему вместо модных коллекций у нас предпочитают шить подушки и спецодежду.

Венера Касумова

  • 17.03.2022

- Обычно говорят, что fashion, как и сфера искусства, отделены от политики, и что его представители ничего в этом не понимают. Но ведь это до поры до времени, ведь правда? Как вам работается на нынешнем политическом, экономическом фоне?

- Все стало сложнее во много раз, потому что дизайнеры не живут отдельно на каком-то острове. Все, что происходит в экономике нашей страны и в мире усложняет процессы производства, в том числе и для дизайнеров. Во-первых, fashion-индустрия начинает оживать, когда проходят какие-то социальные, культурные мероприятия, у людей есть настроение одеваться, посещать выставки, показы. А когда все недоступно и свободной жизни нет, то, соответственно, и желания наряжаться нет. Из-за кризиса, связанного с пандемией многие европейские модные дома, закрылись и сократились. Тогда что говорить о казахстанском дизайнере? Сейчас такое время, когда мы проходим испытания: сначала пандемия, потом, январские события, теперь конфликт России с Украиной. Из-за всего этого трудно расправить крылья и наладить свою работу, поэтому нужна поддержка государства.

Читайте также: Здесь чувствуется напряжение. Марат Бисенгалиев о январских событиях, спасении Арала и дочери Арухан

- На протяжении нескольких лет НПП «Атамекен» в рамках проекта «Бастау бизнес» поддерживает малый бизнес по пошиву одежды, чтобы люди могли открыть свое ателье и работать. Деньги, конечно, выделяют небольшие. Но все же, это хоть какая-то поддержка. Как вы относитесь к таким проектам?

— Это хорошо и должно быть, но это не глобальный проект. Хорошо, что при поддержке некоторые женщины могут кормить детей, выживать. Но ведь нужно думать и о том, чтобы они могли повышать квалификацию и зарабатывать больше. Это возможно, если будут стабильные производства, фабрики. А так она берет небольшую помощь, которая давит как кабала, естественно, качество продукции падает, развития нет. То есть, правильно, что государство поддерживает такие проекты, это должно быть, но это нельзя расценивать как панацею.

— Значит поддержка бизнеса направлена на достижение маленьких целей, не хватает амбиций?

— Вот вспомнился случай с Олимпиадой. Почему разработку дизайна формы для наших спортсменов отдали российскому дизайнеру? Наши дизайнеры тоже могли бы прекрасно отработать идею создания костюмов, зная культуру страны изнутри. И вообще, когда дело касается мировых глобальных проектов, то лучше не одному дизайнеру над этим работать, а целым коллективом профессионалов. Одну часть заказа могут взять на себя производственники - подскажут, как технологично сделать, другую часть – люди творческие. То есть должны быть не только fashion-дизайнеры, но еще и архитекторы, конструкторы, фотографы, стилисты. Нужно не просто создать куртку, но и продумать философию программы, рекламную компанию, подачу – все эти нюансы необходимо учитывать. Помню заголовки в СМИ, что нашу казахстанскую форму признали лучшей. Какая лучшая форма, зачем смеяться? Это грустно. Даже вот эти маленькие ателье готовы были поучаствовать, не в глобальных тендерах, но в каких-то других проектах, чтобы это поднимало их качество работы, но ведь они просто не знают о возможностях, которые может дать государство,  их не информируют на должном уровне.

Читайте также: Эксперты раскритиковали план правительства по улучшению уровня жизни казахстанцев

Вот, еще один пример, некоторые фабрики получили дотации на качественное оборудование и шьют, грубо говоря, наволочки и подушки. При таком оборудовании! А эта машина может делать миллион разных вещей. Почему так происходит? Потому что специалистов на фабрике нет, они не хотят рисковать. Пользоваться в полном объеме оборудованием не научили – вот и шьют подушки. Ну зачем такое оборудование тогда этой фабрике, для чего? Если человек открывает фабрику, должен быть глобальный проект: пошив женской одежды, мужской, детской. А у нас в стране фабрики в основном берут госзаказы, поэтому им выгодно отшивать спецодежду. А если при таких возможностях создать хороший казахстанский бренд, то не пришлось бы ждать новых коллекций ZARA, например, ведь была бы качественная и может даже более дешевая альтернатива на внутреннем рынке.

- Какие меры, на ваш взгляд, должно принять государство, чтобы помочь расширить рынок текстильного производства, легкой промышленности?

- Модный рынок нужно развивать и, в первую очередь, обучать людей, приглашать хороших специалистов, чтобы они обучили молодых работать на том оборудовании, которое уже существует в Казахстане. То есть, нужно запустить целый цикл производства, тогда будут рабочие места, цена на изготовление продукции упадет, и соответственно на выпускаемый продукт тоже. У нас очень много талантливых людей. Вся проблема в производстве, логистике. Помимо того, что нужно создавать фабрики, должны быть у дизайнеров еще какие-то квоты, чтобы можно было не только создать, но еще и продать изделие. Кроме всего прочего, дизайнеры ведь затрачивают огромные деньги на аренду. А если бы государство взяло на себя какую-то часть аренды, или хотя бы выделили дотации, налоговые каникулы на полгода, чтобы дать возможность подняться, а потом уже отработать, это было бы очень ощутимо. То есть, поддержка от государства должна быть комплексной.

- Какую конкретно помощь нужно предоставить молодому дизайнеру, чтобы вырос хороший специалист?

- Нужна юридическая, финансовая и техническую поддержка. Процесс производства не может быть одноразовым, он должен жить и развиваться постоянно. Сегодня огромное количество различных структур, комитетов, ведомств существует, а обратиться, по сути, не к кому. Хотелось бы, конечно, чтобы был какой-то определенный сайт, где рекламировались бы все государственные тендеры, программы, потому что о таких проектах зачастую узнаешь случайно и, как правило, не попадаешь в проект, потому что уже поздно. Невозможно звонить с утра до вечера в акимат или министерство и спрашивать, какие есть программы и тендеры. Они или выставляются уже по факту, когда распределены, или широко не освещаются теми же СМИ, госорганами.

- Помните, было время, когда президент Назарбаев объявил специальную кампанию и призывал политиков, бизнесменов, всех граждан страны носить казахстанскую одежду, поддерживать наших производителей? Из этого тоже ничего не вышло?

- Не могу сказать, что идея провалилась, просто этим не занимаются. Я думаю, что людям не выгодно, потому что на этом они не могут построить свою политическую карьеру и не могут на этом глобально заработать. Как правило, люди возглавляющие такие проекты, совершенно далеки от рынка fashion-индустрии. Их должны возглавлять профессиональные топ-менеджеры, способные понимать рынок, понимать и слушать людей, занимающихся этим производством. Когда это все совпадет, будет развитие.

Читать также: Димаш Альжанов: В обществе остался запрос на выборность акимов

Важно вот еще что понимать: для на развития бизнеса не нужно меценатство, нужна лишь системность в подходах. Мы раздаем дотации порой непонятно на что. Не хочется перечислять все эти многомиллионные одноразовые проекты типа елок на Новый год, белочек возле Атакента и так далее. А если эти средства правильно распределить, то в течение года-нескольких лет эти инвестиции принесли бы гораздо больше пользы, чем елка и белочка, которые просто постояли какое-то время, не дав никакой пользы людям, никаких знаний, которые можно применить здесь, в Казахстане. Люди ведь стали бы тут зарабатывать, платить налоги. Очень многие, кстати, рассуждают, что хотят зарабатывать в Казахстане, а тратить деньги за рубежом, но это неправильно, не патриотично. Тогда живи за рубежом, реализуй там свои проекты, там же трать заработанное. В стране нет потока постоянного, чтобы деньги крутились здесь. Это большая проблема.

- В связи с последствиями войны в Украине и западными санкциями в отношении России что-то изменилось для нашего рынка, могут ли открыться возможности для нас в России, например? 

- А зачем это нужно? В России достаточно сильные и лучшие дизайнеры. У них в этом проблемы не будет. Уже крупные компании типа ЦУМа объявили о конкурсе и тендере на российских дизайнеров, продукцию которых будут продавать. В России есть крупные байеры, которые уже начали искать крутых отечественных дизайнеров с классным продуктом. Вся проблема в том, что мы все время пытаемся куда-то скакать. Я всегда говорю нашим дизайнерам: зачем показываться на разовых показах в Грузии, Италии, Германии? Вы здесь неизвестны еще. Почему вы в своей стране не можете сделать нормальный бизнес? И когда приезжают на эти зарубежные показы, то не всегда они проходят так, как хотелось бы. Потому что не полностью организованы, все недоделано, все в спешке, не продумано ДНК бренда, нет его истории, нет хорошего мерча, упаковки, а это все работает на одну одежду. Ведь нельзя привезти платье, вывесить, поставить музыку и выбрать модель. Это давно не работает. Люди хотят видеть полноценный контент. Поэтому я не вижу в ближайшем будущем перспективы сбыта в Россию, может быть в дальнейшем, но не сейчас.

Сначала нам нужно сделать так, чтобы мы, казахстанцы, бегали и стояли в очереди за качественным отечественным продуктом. Если дизайнер видит, что встал на ноги и у него во всех городах Казахстана есть магазины, то почему бы ему не расширяться на рынках России, Армении, Азербайджана? Конечно, это будет популяризовать бренд, приносить прибыль, рост, успех. Но не надо перескакивать ступени. Я неоднократно слышал от многих дизайнеров, что россияне из-за санкций будут брать к себе наших дизайнеров. Не возьмут по разным причинам. В Москве очень мощные дизайнеры, и, если сейчас им государство поможет расшириться, они, конечно, «выстрелят» на свой рынок. Ведь сейчас нет задачи, чтобы российские дизайнеры продавались по всему миру ввиду политической ситуации, они в хорошем понимании этого выражения «закрывают страну».

Читайте также: Право на материнство. О чем думают казахстанки с инвалидностью, желающие родить ребенка

Не хотел говорить про политику и про эту пропаганду, что якобы Россия на нас нападет. Не могу слушать этот бред, тем более, когда такую позицию высказывают медийные люди, которые должны четко следить за своими словами. Считаю, что сейчас важно решать проблемы внутри нашей страны: коррупция, экономика, рост цен. Когда мы будем сильны самостоятельно, нам будут не страшны никакие подобные ситуации и позиции России, Китая или Франции. С нами тогда будут считаться. Сейчас пришло время строить дом внутри своей страны, вычищать все ненужное и строить собственное производство, а не смотреть на мир в ожиданиях и прогнозах, что кто-то придет на наш рынок или нападет.

- Ваш конкурс молодых дизайнеров New Generation - Open way помогает находить «бриллианты» для модной индустрии?

— Это единственный бесплатный конкурс в модной индустрии нашей страны, и мы работаем уже больше 10 лет. Мы ищем таланты и не берем ни одной копейки за участие, но мы ищем спонсоров, чтобы организовать это все, помогаем конкурсантам, которые не просто участвуют, выигрывают призы, мы их трудоустраиваем. 14 марта, к слову, наши молодые дизайнеры открывают выставку на Атакенте, они стараются, работают, в них есть энтузиазм, творческое начало, которые нужно развивать. Ведь мы (Алексей Чжен, Саят Досыбаев - организаторы New Generation - Open way – Ред.) не вечные, возраст и здоровье дают о себе знать. Мы не можем 20 лет тянуть это в одиночку, и сказать, что мы великие бизнесмены на этом заработали огромные деньги, нет! Мы живем как все, просто больны модой, культурой, созданием красоты и другого не представляем. Очень страшно, что нам нет замены. Мы не говорим государству - дайте деньги и все тут. Мы отработаем их, отчитаемся, мы ведь не дилетанты, а профессионалы, которые имеют имя не только в Казахстане, но и в странах СНГ, Европе, Америке и Азии.

- Будет ли в этом году Казахстанская неделя моды?

- У нас в планах провести KFW 21-22 апреля в новом здании Алматы балет. Но возможно перенесем мероприятие на май по техническим причинам из-за того, что здание не до конца достроили. Мы очень надеемся, что модной неделе быть. Уже ни для кого не секрет, что у нас слетели спонсоры из-за войны  в Украине, потому что все наши компании работают через Россию. Война никогда не приносит ничего хорошего. Сейчас не хочу говорить, кто прав, кто виноват, просто когда мирные люди гибнут, уже все виноваты. Как такое могли допустить, не понимаю.

Читайте также: Циничная забота о детях. Эксперты против законопроекта о блокировке соцсетей

 

Фото из личного архива Алексея Чжена

 

Байланысты жаналықтар

Депутатские потуги. Чем чревата отмена госпремии по тенговым депозитам, объяснил эксперт

04.03.2022

Сенаторы вернули законопроект Сарыма-Закиевой в мажилис

14.04.2022

$100 млрд утекли за рубеж. Куантыров обещает вернуть

14.04.2022

Почему в Алматы вместо деревьев растут дома

24.08.2022

Правительство одобрило план реализации послания

06.09.2022

Снижение пенсионного возраста в Казахстане. Почему это нереально?

29.06.2022
MalimBlocks
Депутатские потуги. Чем чревата отмена госпремии по тенговым депозитам, объяснил эксперт

Эксперт отмечает, что 10-процентная компенсация по тенговым вкладам не должна рассматриваться, как возможная мера в долгосрочном периоде

Сенаторы вернули законопроект Сарыма-Закиевой в мажилис

Депутаты сената предложили пересмотреть несколько положений скандального законопроекта «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты по вопросам защиты прав ребенка, образования, информации и информатизации». Документ известен в социальных сетях как законопроект Сарыма-Закиевой. Его инициаторы – депутаты мажилиса Айдос Сарым и Динара Закиева.

$100 млрд утекли за рубеж. Куантыров обещает вернуть

Правительство не теряет надежд на возврат капитала, выведенного из Казахстана. В четверг, 14 апреля, на брифинге в СЦК, министр национальной экономики Алибек Куантыров сообщил, что, по его данным, за границу вывели несколько десятков миллиардов долларов.

Почему в Алматы вместо деревьев растут дома

Недавно аким Алматы Ерболат Досаев пообещал жителям высадить в этом году 500 тыс. деревьев. Звучит многообещающе и, наверное, заманчиво для тех, кто занят освоением государственных денег. В прошлом году, например, озеленение города обошлось налогоплательщикам в 12 млрд тенге! Но польза от этого, если она есть, горожанам не очень заметна. Алматы страдает из-за точечной застройки, благодаря которой теряет драгоценный зеленый массив. Компенсационная высадка деревьев, по словам экспертов, восполнять ущерб не помогает.

Правительство одобрило план реализации послания

Снижение пенсионного возраста в Казахстане. Почему это нереально?

Вопрос снижения пенсионного возраста для женщин в Казахстане считается наиболее проблемным. Фокус-группы исследовательского центра PaperLab, проведенные накануне референдума о поправках в Конституцию этого года, например, показали, что в числе других вопросов на всенародное голосование опрошенные хотели бы вынести вопрос пенсионки.