2 млн рабочих мест. Новые сказки правительства или реальное трудоустройство?

Недавно на площадке СЦК члены правительства презентовали программу повышения доходов населения до 2025 года, и сделали это так, что пресса не смогла спросить, как именно обещания улучшить жизнь казахстанцев будут реализованы. Чиновники не хотели отвечать на острые вопросы, и стали поучать журналистов, позволивших себе что-то возразить. Как и в прошлых программах, на языке канцелярита, власти неустанно говорят о прекрасных переменах. О том, что новая программа может дать казахстанцам в реальности, мы поговорили с экономистом Жанатом Нургалиевым.

Венера Касумова

  • 05.05.2022

—  Жанат, недавно правительство презентовало программу повышения доходов населения. Как вам этот документ? Следует ли ждать от него спасения от полного обнищания на фоне происходящих экономических стрессов?

 Будут вливаться триллионы тенге в рамках всех госпрограмм поддержки и, думаю, это положительно скажется на создании рабочих мест, по крайней мере временных. Если говорить о самозанятых, наверное, будет мера господдержки в виде адресного финансирования в рамках госпрограмм, допустим грантов, которые выделяются на развитие бизнеса молодежи и социально-уязвимым слоям населения в размере 400 МРП. В этом году им выделили 1,2 млн тенге. Все эти меры в совокупности будут способствовать созданию рабочих мест. Но при этом нужно понимать, что постоянно государство не может так поддерживать людей. Нужно создавать конкурентоспособные предприятия, производство, развивать малый и средний бизнес, чтобы можно было строить производственную базу.

Читайте также: Эксперты раскритиковали план правительства по улучшению уровня жизни казахстанцев

— Государственная программа – это такая интересная вещь, когда обещают «плюшки». На этот раз это повышение зарплат бюджетникам. Как вы считаете, где правительство возьмет деньги, если даже на соцподдержку в бюджете средств нет? Финансирование идет за счет Нацфонда.

Я считаю, что бюджетникам повысят зарплаты за счет оптимизации. Мы уже видим, что на госслужбе идет сокращение рабочих мест, пересматривают вакансии. За счет этой экономии повысят зарплаты тем, кто на бюджете. А если сэкономленных средств будет не хватать, то прибегнут к тому же Нацфонду.

— Допустим, деньги на повышение зарплат бюджетникам нашли. Ждать от этого еще большего роста инфляции?

Проблема с инфляцией действительно существует, и мы видим это по учетной базовой ставке Нацбанка, которая уже составляет 14%. А это говорит о том, что Нацбанк проводит политику, чтобы тенге подорожал для того, чтобы в экономике было меньше денежной массы. Соответственно, в ручном режиме правительство будет контролировать цены на продовольствие. Но любые вливания в экономику, конечно, способствуют росту инфляции.

— Кстати, в новой программе снова прописана эта мера. О чем это вам говорит?

Да, правительство пытается сдерживать цены через стабилизационные фонды, есть также программа субсидирования крупных торговых сетей, например таких, как «Магнум», согласно которой государство выделяет бизнесу льготный кредит на оборотный капитал, чтобы они не завышали и удерживали цены на социально-значимые продовольственные товары. Мы же понимаем, что в рыночной экономике эта мера не даст эффекта. То есть, правительству нужно создавать условия для того, чтобы у нас насыщался внутренний рынок за счет производства, а если будет больше предложения, цена сама будет регулироваться. В случае дефицита, соответственно, растет цена.

Читайте также: Привлекательная инвалидность или как я искала работу на бирже Еnbek.kz

— Пункт о полном импортозамещении продуктов питания появился в программе. Как это вообще может быть выполнено?

 В правительстве заявили о том, что 100% произведут импортозамещение отечественной продукцией, хотя мы видим, что, например, молочную продукцию, в основном, предоставляют российские и белорусские компании. Крупные сети закупают импортную продукцию, и нашим производителям где-то выгоднее отправить продукцию на экспорт. У Министерства торговли и интеграции нет внятной политики. МИИР хотело построить логистические хабы, в которых продукцию можно было бы распределять. Но этот проект был отдан монополии, связанной с членами «семьи», и эта задача не была реализована в полной мере. Сейчас опять возникнет необходимость для того, чтобы из бюджета выделили средства на это.

— Правительство обещает к 2025 году создать более 2 млн рабочих мест. Как вы считаете, это сделать реально?

 Когда называют красивые большие цифры, к сожалению, не всегда в реальности так хорошо складывается (…) Я сомневаюсь в создании двух миллионов рабочих мест. Государство может потом отчитаться, что места были созданы, так как в инфраструктуру сейчас опять будут вливать деньги на строительство дорог, ремонт. И, конечно, статистика покажет, что люди были трудоустроены, но как только объекты завершаться, люди снова останутся без работы. Я думаю, что на эту программу порядка 1 трлн тенге будет затрачено.

В 2021 году, в рамках программы по снижению количества безработных в республике, тоже было выделено боле 1 трлн тенге. Государство выделяет средства, но основой экономики должно быть развитие малого и среднего бизнеса, а у нас бизнес не развит, потому что есть определенные монопольные отрасли, которые не дают ему развиваться.

Возьмем, к примеру, закупки фонда "Самрук-Казына" - порядка 7 трлн тенге составляет общий объем закупок, в которых участвуют крупные компании, а малому и среднему бизнесу не дают возможность поставлять эту продукцию, быть конкурентоспособным. Возьмем КТЖ, который составляет 25% от объема закупа «Самрук-Казына». У этой компании задолженность - порядка 2 трлн тенге. Она сложилась из-за неэффективного менеджмента, коррупции, из-за того, что они торгуют внутри себя, внутри группы, завышая при этом стоимость закупаемой продукции. Вся прибыль в итоге размывается в коррупционной составляющей. Вторая проблема в том, что они взяли займы в долларах, в частности у ЕБРР, и сейчас не могут выполнять обязательства. Поэтому для решения проблем безработицы в стране нужно развивать малый и средний бизнес, а не выстраивать монополии.

—  Какие на ваш взгляд еще существуют причины безработицы, и насколько правительство адекватно в принятии решений по вопросам повышения качества образования, ведь даже наплыв на наш рынок россиян уже вызывает у простых граждан опасения?

Первая причина -отсутствие реальных производственных объектов, куда безработные могли бы устроиться. Если даже вводятся какие-то крупные инфраструктурные объекты - там, как правило, работают иностранные специалисты, а местные в большей степени идут на низкооплачиваемые места. Вторая проблема связана с техническим образованием – сфера образования в Казахстане не заточена под рынок труда. У нас выпускаются специальности, не востребованные на рынке. Заместитель премьер-министра недавно говорил, что 70% казахстанцев работают не по специальности, это значит, что люди идут обучаться туда, где выделяются гранты, но потом, по тем или иным причинам, не работают по специальности. А чтобы эти специальности были востребованы, нужно создавать предприятия, объекты инфраструктуры, где они могли бы работать.

Читайте также: Какая-то советская эпоха. Канат Мусин рассказал о Елбасы и политической реформе

Третья причина безработицы - пассивность самих людей, они не хотят работать, переобучаться, повышать свою квалификацию. Присутствует также иждивенческий настрой, когда люди живут на пособиях по безработице, либо они самозанятые и, соответственно, они не подпадают под официальную статистику трудоустроенных. Еще одна причина безработицы - низкая заработная плата, которая наших граждан совершенно справедливо не всегда устраивает.

— Может быть конкуренты из России сделают рынок труда более динамичным?

 Поток российских специалистов в Казахстан только начался, поэтому особой конкуренции мы пока не видим. Нужно чтобы прошел хотя бы квартал, чтобы проанализировать динамику рынка. Конечно, определенная конкуренция создается, но если специалист востребованный, то он может спокойно конкурировать. Другое дело - кто приезжает, какие компании? Серьезные компании в Казахстан не поедут, они поедут за рубеж. За исключением, возможно, банковского консалтинга, который частично  передислоцировался в Казахстан.

— Есть шансы открыть предприятия в Казахстане за счет иностранных инвесторов в нынешних условиях?

- Инвесторы сейчас неохотно идут в Казахстан из-за недоверия к судебной системе, считая, что она коррумпирована, из-за недоверия к институтам власти, ну и по причине отсутствия стабильности курса тенге. Как известно, до прошлого года у людей просто отбирали бизнес, если он был прибыльным. Чтобы пришел крупный инвестор, он должен быть уверен в стабильности, и для этого должен как-бы внести определенную «благодарность», чтобы ему дали спокойно работать, но некоторые инвесторы принципиально на это не идут. В Казахстане все сконцентрировано на нефтяном секторе, добыче сырья, экономика живет на этом. Опыт европейских стран по устранению безработицы нам не совсем подходит, потому что там есть свое производство, крупные производственные компании, больше среднего класса, а у нас пока сырьевая зависимость.

—  Что будет с регионами?

Во-первых, сейчас идет передислокация производств из России в северные регионы Казахстана, то есть там будут созданы посредством этого дополнительные рабочие места. Но регионам нужна будет поддержка центра, потому что у нас, в основном, все они дотационные. Алматы, Атырауская область и столица зарабатывают сами, остальные живут на дотациях. Север Казахстана – это, в основном, агарный регион, где низкие заработные платы, и сезонная работа, которая не обеспечивает постоянными рабочими местами, за исключением бюджетной сферы и крупных агроформирований, которые работают круглый год. Якорные предприятия должны появляться не только в приграничных районах, но и в отдаленных районах области. Пока у нас есть Нацфонд, регионы будут развиваться. Пока держится цена на нефть и экспортные металлы, в принципе, беспокоится не о чем, потому что за счет трансфертов из республиканского бюджета регионы будут поддерживать. Другое дело, что могут оптимизировать бюджет развития, связанный со строительством инфраструктуры на будущие объекты здравоохранения, образования.

— А строительство за счет ГЧП – это хорошо для бюджета?

 В рамках ГЧП государство дает земельный участок, подводит коммуникации, а инвестор вкладывает свои средства, строит объект и за счет народных взносов получает госзаказ по количеству прикрепленности населения. Таким образом он работает на этом объекте и «отбивает» свои вложения. Раньше государство напрямую финансировало строительство школ, больниц, а сейчас чаще прибегает к программе ГЧП для снижения нагрузки. Но мы видим, что стоимость объектов ГЧП необоснованно раздувается, например, проект BINOM Schools в столице стоил 12-13 млрд тенге, но это же необоснованно!

— Как война в Украине будет влиять на экономическую ситуацию у нас в стране?

Чем дольше будет затягиваться война, тем хуже для Казахстана, потому что есть риск вторичных санкций в отношении нашей республики, ведь Россия и Беларусь будут пользоваться поддержкой Казахстана, а это может негативно сказаться на нас. Поэтому мы заинтересованы, чтобы война скорее закончилась.

Читайте также: Ловушка рассрочки. Почему банки хотят кредитовать розницу, а не бизнес?

Байланысты жаналықтар

Казахстан – рай для агрессоров. Почему в детсадах избивают детей, объяснила эксперт

11.04.2022

Что будет с курсом тенге и почему казахстанцы активно скупают золото?

26.04.2022

Экономические проблемы Казахстана, России и Украины подогревают спрос на жилье в Турции

08.05.2022

$100 млрд утекли за рубеж. Куантыров обещает вернуть

14.04.2022

Денег нет, но кредит доверия Токаеву еще не исчерпан – исследование

31.08.2022

Снижение пенсионного возраста в Казахстане. Почему это нереально?

29.06.2022
MalimBlocks
Казахстан – рай для агрессоров. Почему в детсадах избивают детей, объяснила эксперт

Шокирующие истории о насилии в детских садах то и дело сотрясают информационное поле. Обычно придаются огласке только вопиющие факты, как недавняя история в столице, когда в соцсетях распространили кадры с избиениями детей с инвалидностью. О том, почему в Казахстане все еще не решили проблему насилия в отношении малышей окончательно, мы поговорили с национальным координатором образовательного проекта Street Law Kazakhstan по правам человека и защите детей от насилия, буллинга и кибербуллинга Халидой Ажигуловой.

Что будет с курсом тенге и почему казахстанцы активно скупают золото?

Казахстанские эксперты рассказали, как будет формироваться курс тенге по отношению к доллару и рублю, ждать ли резкого скачка, и почему граждане активно скупают золото.

Экономические проблемы Казахстана, России и Украины подогревают спрос на жилье в Турции

После ухода Назарбаева казахстанцы покупали «запасной аэродром» в Турции, а после январских событий на него приземлились

$100 млрд утекли за рубеж. Куантыров обещает вернуть

Правительство не теряет надежд на возврат капитала, выведенного из Казахстана. В четверг, 14 апреля, на брифинге в СЦК, министр национальной экономики Алибек Куантыров сообщил, что, по его данным, за границу вывели несколько десятков миллиардов долларов.

Денег нет, но кредит доверия Токаеву еще не исчерпан – исследование

Хватает ли казахстанцам дохода на покупки, растет ли закредитованность населения страны, как граждане относятся к новым реформам президента показали результаты 15-летнего социального исследования благосостояния соотечественников, проведенного компанией Alvin Market. Его результаты недавно, на бизнес-конференции 30-й Международной выставки моды Central Asia Fashion представила директор группы исследовательских компаний Alvin Market, президент «Казахстанской Ассоциации Профессиональных исследователей общественного мнения и рынка» (КАПИОР), аналитик Наталья Оспанова.

Снижение пенсионного возраста в Казахстане. Почему это нереально?

Вопрос снижения пенсионного возраста для женщин в Казахстане считается наиболее проблемным. Фокус-группы исследовательского центра PaperLab, проведенные накануне референдума о поправках в Конституцию этого года, например, показали, что в числе других вопросов на всенародное голосование опрошенные хотели бы вынести вопрос пенсионки.