Ловушка рассрочки. Почему банки хотят кредитовать розницу, а не бизнес?

Популярность товаров в рассрочку и в кредит в последние годы создавала иллюзию доступности обычных благ ровно до того момента, когда граждане стали осознавать, что накопившиеся долги могут оборачиваться серьезными проблемами вплоть до обнищания. Так вышло, что банкам в Казахстане менее выгодно кредитовать малый и средний бизнес, дающий гражданам работу, возможности пенсионных отчислений и в целом финансовой стабильности. О причинах сложившейся ситуации и о том, как она отражается на бизнес-среде и материальном благополучии казахстанцев, мы поговорили с вице-президентом Ассоциации мебельной и деревообрабатывающей промышленности Казахстана Игорем Проценко.

Венера Касумова

  • 08.04.2022

- Игорь Александрович, по данным Первого кредитного бюро, в 2021 году объем выданных розничных кредитов составил 8,9 трлн тенге, увеличившись по сравнению с 2020 годом на 83,6%. Это очень большой показатель. Почему банкам выгодней кредитовать розницу?

- Розничное кредитование - клондайк, на фоне которого вся эта суета с развитием бизнеса в Казахстане лишена всякого смысла. Ставка по рознице – 23-50%. Закредитованность населения просто огромная, не помню точные цифры, по-моему, чуть ли не 80%. И такие высокие ставки оправданы высокими рисками от деятельности, когда здоровый платит и за двух больных, в таком соотношении, по-моему, у нас процент дефолта на рынке розничного кредитования… Но даже в такой ситуации банкам выгоднее кредитовать розницу - выше доходность. Поэтому все без исключения банки занимаются кредитованием розницы. Хочу отметить, что активность на рынке потребительского кредитования падает, и некоторые банки «заскочили в последний вагон уже тормозящего поезда». Тут ведь вот какое дело: свои кредиты население может обслуживать из своих доходов, которые, в свою очередь, зависят от доходов компаний, которые платят населению зарплату, а доходы компаний напрямую зависят от ситуации на рынке и от лояльности кредитующих организаций. Круг замкнулся. Проще говоря, нельзя обслуживать долги, не имея дохода.

Читайте также: Эксперты раскритиковали план правительства по улучшению уровня жизни казахстанцев

- Надо сказать, что по розничному кредитованию заметно снизилась активность в последнее время, потому что уже перекредитован рынок розницы. Ставки кредитования, конечно же, большие – до 50%, учитывая, так называемые скрытые проценты, это тогда, когда поставщик дает еще дополнительные скидки кредитующему банку. При этом риски при розничном кредитовании нивелирует высокой ставкой, то есть, фактически на рынке розничного кредитования два больных кредита обслуживаются третьим, добросовестным.

- Чем отличается корпоративное кредитование? Насколько отличаются ставки по розничному и корпоративному кредитованию сегодня?

- Что касается корпоративной кредитования, то здесь коммерческие ставки по кредитам у БВУ 15-22% плюс субсидирование ставки «Даму» на пополнение оборотных средств. Это те же проценты - на инвестиционные цели. Фонд субсидирует ставки на 7-8% для приоритетных отраслей экономики, а также выступает согарантом до 70% в случае, если у заявителя не хватает обеспечения - залога. То есть, теоретически, соискатель имеет возможность получить необходимую сумму на пополнение оборотных средств и на инвестиционные цели от БВУ с помощью инструментов Фонда «Даму». Например, у вас есть недвижимость, которая оценивается в 100 млн, и вам необходим оборотный капитал на 70 млн и капитальный ремонт здания - на 30 млн, вы намерены взять в банке заем, но банк может выдать в лучшем случае 30 млн, потому что: во-первых , банк оценивает вашу недвижимость в 60 млн, во-вторых, он дисконтирует стоимость вашей недвижимости на 50%. То есть, под залог недвижимости стоимостью 100 млн, компания - потенциальный заемщик - может получить в лучшем случае 30 млн. Но компании, по-прежнему, нужны 100 млн. Ремонт без оборотки бессмысленен.

- А в каких случаях фонд может помочь? Как происходит механизм кредитования промышленных предприятий бизнеса?

- Предположим, что ваш бизнес относится к приоритетным направлениям экономики. Фонд соглашается помочь и выступить согарантом при получении недостающих 70 млн. При условии, что у вас бизнес прозрачен и финансовые отчеты неплохие. Теоретически вы можете получить при такой поддержке 30 млн на инвестиционные цели сроком до 7 лет под 4-7% годовых и кредитную линию 70 млн на три года под 6-7%. Но, если БВУ неудовлетворен вашими финансовыми показателями за прошлые периоды, то он откажет и вам, и вместе с вами фонду. Имеет на это право, потому как банк - частная организация. Как в условиях рыночной экономики госинституты могут частным БВУ диктовать свои условия, не знает никто.

Кроме этого, зачем банку лишняя недвижимость, которой у них и так немало, а также сомнительная перспектива судиться с «Даму» в случае возможного дефолта заемщика? Подчеркну еще раз, что банки заинтересованы в финансировании действующего бизнеса с устойчивыми финансовыми потоками. Но даже если предполагаемый заемщик показывает стабильные потоки, максимум, на что он может рассчитывать – на те же 30-40 млн под залог недвижимости стоимостью в 100 млн тенге.

Читайте также: Последствия январских событий. 441 млрд направят силовикам

Я уж не говорю про неприоритетные направления, например, торговля или стартапы. Шансы получить кредитование у таких проектов стремятся к нулю, разве что заемщик предоставляет высоколиквидный залог, который можно дисконтировать на 60-70%. Если компании одобрили кредит, то компания-заемщик подписывает договор займа, кредитные соглашения, согласие на внесудебную реализацию залогового имущества и личную гарантию – гарантию учредителя, согласно которой компания обязана платить банку долг, в случае, если внесудебная реализация имущества не покроет все издержки и долг останется.

Очень важно здесь остановиться и на кредитной истории. Например, наша компания активно кредитуется уже лет 20. Более 250 траншей, ни одного дня просроченной задолженности (!), но этот фактор никем в расчет не принимается, но декларируется... Во всяком случае, явных выгод от нашей безупречной истории мы не ощутили ни разу.

- Почему банки не хотят кредитовать бизнес?

- С точки зрения эффективности для банков кредитование МСБ - всегда достаточно серьезная проблема, потому что, как и во всем мире, велики риски невозврата этих кредитов, так сказать, портфель «плохих кредитов» связан с малым и средним бизнесом, и конечно, же банки на этом фоне предпочитают заниматься более доходной альтернативой – это розничное кредитование.

- Как можно простимулировать казахстанские банки кредитовать малый и средний бизнес?

- Я – не специалист в этом вопросе, но, на мой взгляд, есть много мер, которые эту проблему помогли бы решить. Во-первых, на рынке розничного кредитования нужно поднять налоги, в конце концов, и ограничить доступ на розничное кредитование, выдавать потребкредиты только при предъявлении реальной справки о доходах, лимитировать процентную ставку и так далее, «сузить горлышко», так сказать, чтобы не всякий желающий мог туда поспасть, это очень важно. Кроме этого, сделать какое-то льготное налогообложение для банков, которые целенаправленно занимаются кредитованием МСБ. Возможно, это послабление в части налогов или какие-то другие регуляторные меры для того, чтобы простимулировать банки кредитовать бизнес.

Читайте также: Переехавшие. Что делают российские специалисты в Казахстане

Это сложно, но, тем не менее, во всем мире средний бизнес кредитуется, у нас сейчас с доступом к кредитным средствам для бизнеса очень большие проблемы. При этом винить банки – занятие пустое, потому что банки находятся в рыночной среде и, естественно, они занимаются теми вещами, которые им наиболее выгодны. Поэтому, на мой взгляд, необходимо создать условия для того, чтобы банкам было выгодно кредитовать именно корпоративный сектор.

Сегодня банки рассматривают любого соискателя с позиции презумпции виновности, то есть банки заранее предполагают невозврат средств. Ну а зачем тогда кредитная история?.. Может Нацбанку нужно внести изменения, которыми руководствуется БВУ, и которая в сегодняшних реалиях устарели? Во всем мире кредитование МСБ – головная боль, процесс невозможно автоматизировать и упорядочить, уровень NPL – плохих ссуд, всегда высок, но, кстати, после 2008 года наши банки потеряли от невыплат со стороны крупного бизнеса все же больше. Но кредитуют, однако. В общем, по словам одного сантехника: «тут систему менять надо»…

- К чему может привести ситуация, если БВУ не будут кредитовать корпоративный сектор?

- Малый средний бизнес крайне нуждается в кредитовании. И это рискованный вид кредитования, потому что риск и процент невозвратных кредитов при кредитовании МСБ достаточно высок во всем мире, но при этом необходимы какие-то меры стимулирования для банков второго уровня, чтобы они, все-таки, дали свежий глоток в развитии экономики, потому что мы не сможем бесконечно кредитовать розницу без стимулирования развития экономики. Потому что это взаимосвязанные вещи, и рано или поздно, на рынке розничного кредитования наступит перенасыщение, и эти кредиты никто не сможет обслуживать, в том числе из-за того, что МСБ находится в таком стагнирующем состоянии.

Читайте также: Опасное мясо. Карашукеева обвинили в саботаже Токаева

В Казахстане наблюдается недопустимость и недостаточность кредитования для малого и среднего бизнеса, но МСБ – основа любой экономики. Я по роду деятельности уже более двадцати лет очень плотно связан с БВУ. Банки для бизнеса - кровеносная система, не я придумал это сравнение, но полностью с ним солидарен, потому как бизнесу нужны деньги инвестиции, оборотные. 

- Как у вашей компании складываются взаимоотношения с банками и Фондом «Даму»?

- С Фондом у нас отличные отношения. Я считаю, что они занимаются своим делом. С банками – тоже. Что может сделать конкретный банк на фоне этой вакханалии? Подстроится, очевидно, и попытаться извлекать прибыль. Прибыль – конечный итог деятельности коммерческой организации в условиях капитализма, ведь так? Такие условия игры. Эти условия не банками пишутся и не им их менять. Скажу больше, я не знаю ни одного собственника бизнеса, который откажется от возможности заработать больше, если ситуация позволяет и не противоречит действующему законодательству. Поэтому винить банки - дело неблагодарное и бесперспективное.

Читайте также: Кульгинов Талдыколь или как аким оградился от гражданских активистов

Однако, в целом ситуацию необходимо менять. Без финансовой подпитки, я считаю, наш МСБ обречен если не на гибель, то на жалкое прозябание. Мы и так уже неконкурентны с нашими соседями по ЕАЭС и такими темпами рискуем похоронить остатки обрабатывающей промышленности, слабо, но пока ещё шевелящейся. А ведь у нас были планы войти в 30-ку высокоразвитых стран.

 

Фото со страницы Игоря Проценко в Facebook

Байланысты жаналықтар

Почему в Алматы вместо деревьев растут дома

24.08.2022

Денег мало, но инвестировать хочется. Эксперты рассказали, что делать

05.07.2022

Правительство усиливает неравенство в образовании. Чем это грозит?

04.08.2022

«Дети не смогут травить ЛГБТ в школе!». Как рассматривали скандальный законопроект Сарыма-Закиевой

23.04.2022

Димаш Альжанов: В обществе остался запрос на выборность акимов

17.03.2022

Казахстан все еще не готов к отопительному сезону

06.09.2022
MalimBlocks
Почему в Алматы вместо деревьев растут дома

Недавно аким Алматы Ерболат Досаев пообещал жителям высадить в этом году 500 тыс. деревьев. Звучит многообещающе и, наверное, заманчиво для тех, кто занят освоением государственных денег. В прошлом году, например, озеленение города обошлось налогоплательщикам в 12 млрд тенге! Но польза от этого, если она есть, горожанам не очень заметна. Алматы страдает из-за точечной застройки, благодаря которой теряет драгоценный зеленый массив. Компенсационная высадка деревьев, по словам экспертов, восполнять ущерб не помогает.

Денег мало, но инвестировать хочется. Эксперты рассказали, что делать

Инвестировать сбережения в недвижимость и банковские депозиты наиболее привычно для казахстанцев. Выгода от таких вложений капитала ощутима для тех, кто скопил достаточно большую сумму. Но что делать, если зарплаты еще не так высоки, а откладывать деньги на черный день хочется? Казахстанские эксперты и аналитики рассказали, как и куда с выгодой можно вложить даже небольшие суммы.

Правительство усиливает неравенство в образовании. Чем это грозит?

Объявляя о строительстве 1000 школ до 2025 года казахстанское правительство взяло курс на развитие частного среднего образования. Планируется, что половина из обещанных гражданам учебных заведений будет коммерческой, при этом заставлять родителей платить за школьное обучение не будут. Граждане, имеющие стабильные доходы, сами готовы становиться клиентами частников только потому, что условия обучения в госшколах не улучшаются.

«Дети не смогут травить ЛГБТ в школе!». Как рассматривали скандальный законопроект Сарыма-Закиевой

В субботу, 23 апреля, алматинцы митинговали против принятия закона Сарыма-Закиевой. Ученая-юрист Халида Ажигулова рассказала участникам собрания, как обсуждали и принимали скандальный законопроект в парламенте. Эксперт также объяснила, чем грозит принятие закона, и что нужно сделать, чтобы все исправить.

Димаш Альжанов: В обществе остался запрос на выборность акимов

Сигнал от общества о необходимости политических перемен в Казахстане прозвучал слишком громко. Гражданам надоела императивная модель управления государством, когда власть не обращает внимания на их голоса. Даже после январского кровопролития на митинге в Алматы люди требовали ввести выборность акимов областей и городов республиканского значения. О том, почему Казахстан идет по иному пути, мы поговорили с политологом Димашем Альжановым.

Казахстан все еще не готов к отопительному сезону

Правительство констатирует несоблюдение сроков выполнения ремонтов основного оборудования электрических станций в Карагандинской и Восточно-Казахстанской областях. В Карагандинской, Мангистауской областях и в Шымкенте капитальные ремонты перенесены на 2023 год. Об этом во торник, 6 сентября, на заседании правительства, сообщил министр энергетики Болат Акчулаков.