Уранхаев, Кульгинов и SOS Taldykol: борьба еще не закончилась

Назначение бывшего главного архитектора столицы Нурлана Уранхаева на пост акима области Абай вызвало у гражданских активистов, как теперь любит говорить молодежь, когнитивный диссонанс. Ведь именно с его именем связывают процветающую точечную застройку, благодаря которой теперь в городе не хватает школ, поликлиник и зеленых зон; к тому же продолжается уничтожение уникального природного объекта на левобережье – системы озер Малый Талдыколь. О том, как сейчас обстоят дела на озерах, и что активисты планируют в будущем, мы поговорили с научным сотрудником Казахстанской Ассоциации сохранения биоразнообразия, участником движения SOS Taldykol Русланом Уразалиевым.

Венера Касумова

  • 27.06.2022

- Руслан, как сейчас обстоят дела на территории Малого Талдыколя? Продолжается  ли засыпка озер?

-  Малый Талдыколь представлен группой озер - семью изолированными участками - отдельными водоемами. На каких-то из них ведутся работы, на каких-то - нет. На одном из самых чистых и глубоководном  участке -  №4, где обитает много птиц, творится полнейший беспредел, потому что там еще и откачка воды ведется, то есть, непосредственное осушение водоема, понижение его уровня и впоследствии приведение его в негодность. Также там ведутся строительно-монтажные работы, включая засыпку; фундамент собирались заливать и устанавливать сваи. То есть, работы идут полным ходом. Эту территорию озера начали активно засыпать с ноября прошлого года.

Читайте также: Смерть во время протеста. Мог ли Досаев предупредить трагедию?

На сегодняшний день, на участках №1, №3 и №4 работы ведутся регулярно. На всем этом земельном отводе планируется строительство коттеджного городка и таунхаусов. Осушение и засыпка нужна, скорее всего, для того, чтобы снизить уровень воды на оставшихся участках озера и сказать потом, что, мол, озеро само по себе высохло. Это будет в какой-то степени оправдывать действия акимата и застройщиков, ведь так легче сказать, что строительство ведется якобы не на живом озере, а на его осушенной части.

- В каком состоянии озера сейчас?

- Первый и второй участки Талдыколя приведены в максимальную негодность. На участке №3 добились того, что там большая часть территории озера просто пересохла. На четвертом участке половину озера уже засыпали, а оставшуюся воду просто перекачивают искусственно, чтобы понизить ее уровень. Шестой участок был полностью засыпан в течение полутора зимних месяцев. Седьмой – так же наполовину засыпан. Экосистема нарушена довольно серьезно. 

- Недавно активистов приглашали на общественные слушания по вопросам Малого Талдыколя, как они прошли, дала ли эта встреча какой-то результат?

- Эти обсуждения как бы инициировал Центр урбанистки, но это не совсем общественные слушания и не совсем общественные обсуждения. Представители центра выдали это под таким соусом, что они проявили желание встретиться с общественностью, рассказать о своем видении развития территории, выслушать мнение граждан. Но когда мы пришли туда, у нас сразу же стоял вопрос, на который мы не получили ответа: каков, собственно, статус этого мероприятия, имеет ли оно какой-то юридический вес? Если нет, то какой смысл называть это общественными обсуждениями, если они таковыми не являются, ведь не велись ни протокол, ни видеофиксация, ничего… Где гарантии, что мы останемся услышанными? Мы не получили внятного ответа ни от организаторов, ни от Центра урбанистки, представители которого сказали, что якобы это лично их инициатива, и акимат об этом мероприятии не знает.

- В акимате действительно не знали?

- Я подозреваю, что акимат не мог не быть в курсе. Нормального диалога нет, власти лишь пытаются создать его видимость уже два года: сообщают, что с нами встречаются, какие-то рабочие группы организовывают... Это все фикция, потому что никакого толка от этих встреч нет. Ведь за все время ни одно из концептуальных предложений, озвученных нашей организацией АСБК, ни позиции со стороны инициативной группы SOS.taldykol не были услышаны. Представители акимата только делали вид, что с чем-то соглашаются. Складывается впечатление, что у них есть задача, принятая еще два года назад, - уничтожить территорию озер, и они своего плана придерживаются.

- А может ли инициатива таких вот обсуждений быть самодеятельностью со стороны застройщика?

- У меня, конечно, остается все меньше поводов наивно полагать, что акимат может быть не в курсе творящегося на территории Талдыколя беспредела. Если раньше я мог допускать мысль, что это может быть самодеятельность со стороны застройщика, то сейчас мы видим, что системность нарушений не позволяет нам делать такую скидку акимату, что якобы он просто не успевает за всем следить.

Читайте также: Кульгинов Талдыколь или как аким оградился от гражданских активистов

Если бы не было заинтересованности акимата в ликвидации этой территории, то, скорее всего, застройщики так агрессивно себя не вели бы. Потому что, так или иначе, это определенный риск, который сопряжен с определенной ответственностью как по линии архитектурно-строительного законодательства, так и по линии экологического законодательства. Но нас все время пытаются выставить в таком свете, что мы просто радикально настроенные авантюристы, которые выступают против прогресса, против строительства. Нет, мы не выступаем против строительства! Мы акцентируем внимание на вопросах экологического риска, но мы не против развития города. Пожалуйста, стройте, но эта стройка должна быть обоснована. А у них нет никакого научного обоснования о том, что на этой территории можно строить.  

Застройщики, понятное дело, ссылаются на то, что у них есть все разрешения. Мы,  в свою очередь, проверяем наличие разрешительных документов, и не находим их. Соответственно, возникает вопрос законности, который мы, собственно, сейчас и поднимаем.

- Чем больше вы говорите о нарушениях на Малом Талдыколе, тем громче городские власти заявляют о пользе проводимого строительства. Выходит какой-то «глухой телефон». Как с этим быть?

- Наш акимат говорит, что люди шумят, потому что не знают истиной ситуации, а мы-то, мол, знаем, что эта территория негодная, вода загрязнена и так далее.  Хотя их утверждения просто немыслимы. Например, аким сообщает, что уровень воды упал настолько-то, - какие-то заученные фразы, хотя он даже не понимает, что он говорит.

Недавно акимат опубликовал новость о том, где можно организованно купаться астанчанам, и в числе разрешенных мест река Ишим. Однако согласно мониторинговым данным качества воды, которые ведет «Казгидромет», Ишим на всем протяжении у нас загрязнен и уровень загрязнения выше пятого класса – это наивысший уровень загрязнения. И вот у нас в такой грязной воде разрешают купаться, организовывают городские пляжи.

Читайте также: Где про гениталии, а где про равные права? В столице проходит фемвыставка

На «Тенгриньюс» недавно была статья, в которой пишут, что после того, как вы искупались в Ишиме, лучше сразу же принять душ.  Это же все не так просто. В Малом Талдыколе уровень загрязнения - третий и второй. Второй класс загрязнения соответствует чистой воде. Таких озер даже в заповеднике Кургалджинском нет. Третий уровень – умеренно загрязненный.

Я вначале очень сильно переживал, что люди этого не понимают, а потом просто пришел к осознанию, что многие очевидные вещи для меня, как для человека, который в теме уже много лет, могут быть не очевидными для большинства. Но опять же, это тоже показатель качества образованности в стране в целом.

- Бороться вот так, два года, наверное, сложно, особенно когда массовой поддержки нет? Экологическую, культурно-историческую ценность озер способны осознать далеко не многие, и это на руку тем, кто заинтересован в их застройке.

- Я тоже возмущался, что люди не поддерживают, что у нас все это пассивно… Понимаете, в Алматы есть культура алматинца. Алматинец – это уже какой-то бренд и продукт, который формировался много лет. «Астана и астанчанин»  – такого понятия, по сути, еще нет. Люди, которые родились вот в этом городе, когда он обрел статус столицы, еще не сформировались, то есть, здесь нет культуры столичного жителя, здесь все приезжие. К этому городу не относятся как к дому, где обычно хотят создать уют. Все, что происходит сейчас, получается, как будто мы в гостиной наводим порядок, а на кухне или в спальне пусть творится то, что твориться. 

Читайте также: Кульгинов бросил нам кость - общественники о Дворце школьников на левобережье столицы

Большую роль, конечно, играет позиция Администрации президента. АП – это финальный фильтр, который выше отправляет информацию, профильтрованную таким образом, каким это удобно акимату, то есть выгораживая акимат. Единственная надежда у нас сейчас на президента страны. Мы хотим, чтобы он нас услышал.  

- Что теперь планирует ваша инициативная группа?

-  Наша борьба еще не закончилась, идут судебные заседания. Мы будем добиваться законности и неотвратимости наказания. Вы, наверное, знаете, что один из ключевых персонажей происходящего беспредела с Малым Талдыколем успешно поменял место дислокации — это экс-глава Управления архитектуры Нурлан Уранхаев. Главный архитектор столицы без архитектурного образования вырос до акима области!

 Но я все же надеюсь, что в «Жана Казахстане» неотвратимость наказания должна быть, и никто ее не должен избежать. Нурлан Уранхаев, все-таки, был одной из ключевых фигур, кто принимал решения. К нему очень много вопросов.

- Недавно в Алматы арестовали активистку Салтанат Ташимову за участие в несанкционированном собрании жителей.  Власти как бы показали, как именно работает репрессивная норма закона «О митингах», согласно которой привлечь к ответственности могут любого, кто участвует в собрании в открытой местности, это может быть даже не митинг. Как вы и ваши соратники восприняли этот инцидент, ведь разрешения на санкционированный митинг акимат вам не дает уже давно?  

- В Алматы с Салтанат была показательная ситуация. Пока что в наш адрес ничего такого не прилетало. Конечно, мы ожидаем каких-либо провокаций или еще чего-то. Отдельно с нашими активистами пытались взаимодействовать представители местной власти, которые обязаны заниматься нашей безопасностью. Они какие-то беседы вроде проводили, но пока что откровенных прямых угроз не поступало. Мы максимально подстраховываемся и пытаемся себя обезопасить, у нас всегда есть координаторы, которые занимаются вычислением провокаторов или людей, которые к нашему движению не имеют никакого отношения.

Мы все-таки не оставляем идею организации мирного собрания в Астане. Мы понимаем, что правда на нашей стороне, и рано или поздно, мы этот митинг организуем, потому что «вода камень точит»… Почему мы не отказываемся от митинга? Потому что инициативная группа SOS Taldykol вошла в общественное объединение Menin Elim Dala, которое организовалось в столице. Оно ообъединило инициативные группы около 20 напряженных точек, жители которых страдают из-за инициативы акима по уплотняющей застройке.

Фото Турара Казангапова, Тengrinews.kz

Байланысты жаналықтар

Дорожают квадратные метры и аренда жилья. Данные на апрель

06.05.2022

Кульгинову суд не помеха. Талдыколь продолжают уничтожать

13.03.2022

Шарик-малик по-кульгиновски. Участок Ботанического сада в столице продается под жилье

07.02.2022

Пикет у здания горсуда провели столичные художницы

18.02.2022

Общественники требуют учитывать коммерческие интересы жителей при застройке городов

28.04.2022

Вторичка в Казахстане уже не растет. Рейтинг цен

27.05.2022
MalimBlocks
Дорожают квадратные метры и аренда жилья. Данные на апрель

Агентство по стратегическому планированию и реформам опубликовало информацию об изменениях на рынке жилья в апреле в апреле этого года.

Кульгинову суд не помеха. Талдыколь продолжают уничтожать

В столице продолжается уничтожение уникальной системы озер Малый Талдыколь.

Шарик-малик по-кульгиновски. Участок Ботанического сада в столице продается под жилье

Ранее власти обещали, что никакого ЖК там не будет

Пикет у здания горсуда провели столичные художницы

Активисты считают, что степень загрязненности озер Алтай Кульгинов сильно преувеличивает, ведь если бы вода в них была настолько грязной, на Талдыколе не жили бы десятки видов перелетных птиц

Общественники требуют учитывать коммерческие интересы жителей при застройке городов

Объявить мораторий на реализацию всех проблемных строительных объектов призывают гражданские активисты. Тему участившихся конфликтов горожан со строительными компаниями и акиматами подняли на площадке QAZURBAN FORUM 2022.

Вторичка в Казахстане уже не растет. Рейтинг цен

В мае в Казахстане наметилась тенденция по замедлению роста цен на вторичном рынке и даже их снижению.